Category: it

Category was added automatically. Read all entries about "it".

Long Island

О будущем искусственного интеллекта. По поводу выступления Митио Каку.



Митио Каку — американский физик и всемирно известный футуролог. Я всегда с воодушевлением и интеллектуальной радостью читал его книги:    "Физика невозможного","Параллельные миры",  "Будущее физики", "Будущее разума" и др.. Именно поэтому меня удивило его выступление на  недавнем Петербургском международном экономическом форуме по теме: "Цифровое будущее: Стоит ли нам бояться роботов?" (Digital Future: Should We Fear Robots?"). В русскоязычной версии: "Об искусственном интеллекте, роботах и способах их применения".[1]

                                         1. Робот с тараканьим разумом.

Через всё выступление М. Каку проходит лейтмотив: искусственный интеллект — это роботы. Такова презумпция всех его утверждений:  искусственный разум заключен в отдельном техническом организме, как мозг — в голове отдельного индивида.Collapse )

Long Island

Умоделие

В сегодняшнем  интервью М. Ходорковского (Д. Быков, "Новая газета") есть "метафизический" пассаж, которым сближается с представлением К. Леви-Стросса о том, что "21 в. будет веком гуманитарных наук - или его не будет вообще".

Ходорковский: "Апофеозом цивилизации копирования стало появление 3D-принтера. В перспективе он позволит вам немедленно скопировать любую понравившуюся вещь, включая пистолет. Штамповка перестает быть ценной: в сегодняшнем мире платят не за понравившуюся игрушку, которая стоит доллар, а за игрушку, которой ни у кого больше нет. Она будет стоить десять. Начинается эра индивидуального дизайна в одежде — раньше этим занимались маргинальные модельеры, которые шили единственные экземпляры для звезд, а сегодня единственный экземпляр хочется каждому. Тотальное копирование дошло до того, что единственной дорогостоящей вещью становится штучность. А Россия, как вы знаете, всегда была сильна не серийным, а штучным производством, не массовым, но авторским началом".Collapse )
Long Island

Слово-2010

Подведены итоги выборов Слова–2010. О них Андрей Архангельский вчера в "Новой газете":
www.novayagazeta.ru/data/2010/145/10.html
В этом году я в этой акции не участвовал, могу лишь отметить, что природа оказалась более значимым игроком на исторической арене, чем народы и государства. 
Long Island

Техногуманизм

Эстафета свободы и разума: от Бога к человеку и его творениям

Спасибо всем отозвавшимся на предыдущий пост. Я попытаюсь сразу ответить на несколько вопросов касательно "перезаписи" человека на искусственных носителях. Как быть с душой, можно ли ее вдохнуть в киборга (кибернетический организм)? Как быть с отношением человека к Творцу, допустимо ли и не кощунственно ли такое предприятие и даже намерение? Может ли у рукотворных созданий быть свобода воли? При этом я не касаюсь научно-технического вопроса об осуществимости таких проектов, это вне моей компетенции. Я попытаюсь поставить эти вопросы в плоскости метафизической, этической и отчасти теологической.

Сейчас становится все яснее, что медленная эволюция разума в форме человека как биологического вида подходит к новому рубежу -- этапу ускоренной эволюции разума в виде информационно–кибернетических систем, быстро сменяющих друг друга на основе непрерывно растущих вычислительных и производительных мощностей. При этом возникают три позиции: две из них хорошо заявлены и общеизвестны, а третьей придерживаюсь я сам.

Первая позиция: постгуманизм (или трансгуманизм ). Человек – существо устаревшее, на смену ему придут более совершенные киборги, бессмертные и бесконечно самосовершенствуемые технические или биотехнические носители разума. Постгуманизм нацелен на возникновение так называемой сингулярности, взрывной точки развития, которая современными футурологами, такими, как Рэй Курцвайл, прогнозируется на середину ХХI в. Тогда созданные человеческим интеллектом механизмы и компьютерные системы выйдут на передний край эволюции разума и поведут за собой все более отстающих (а иногда и упирающихся) человеков. Биологические органы все более будут заменяться искусственными, нестареющими, и возникнет непрерывный энерго–информационный обмен постчеловеческого техно–организма со всей окружающей средой. По предсказанию Р. Курцвайла, уже к концу XXI в. мир будет населен преимущественно искусственными интеллектами в форме информационных программ, передвигающихся от одного компьютера к другому через электронные сети. Эти компьютерные программы будут способны манифестировать себя в физическом мире в виде роботов и одновременно управлять множеством своих программируемых технотел. Уже не нуждаясь в примитивных разумах под черепной коробкой, самоуправляемые компьютерные программы, как тютчевские "демоны глухонемые", будут вести беседу между собой. Такова позиция фанатов технического прогресса, искусственного разума и т.д.



Вторая позиция: антитехницизм . Все эти кибернетические организмы и мыслящие механизмы - дьяволовы извращения и прельщения, посланные человечеству в наказание за гордыню и грозящие самоистреблением человеческому роду. Они опасны и неуправляемы, а главное, они овеществляют и обездушивают человека. Техника, и особенно высшая, интеллектуализированная техника, уводит человека от сокровенной истины бытия, от духовных глубин и божественных тайн... В этом антитехницизме сходятся многие верующие разных конфессий, фундаменталисты-националисты, традиционные гуманисты, экзистенциалисты, хайдеггерианцы, экологисты-зеленые и многие другие.

Третья позиция: техногуманизм (понятие это по-русски еще настолько не привилось, что Гугл предлагает заменить его "техношаманизмом"). Техника – такое же проявление человеческого гения, как искусство (собственно, греч. techne и значит "искусство"). И если автор-художник дарует своим персонажам некую свободу от себя самого (и чем одареннее автор, тем более живыми, самодостаточным и своевольными предстают его персонажи), то почему бы не допустить такую же свободу и за техническими персонажами, вылепленными не из слов, не из красок и мрамора, а из квантов, атомов, лучей, микросхем, алгоритмов?

Как ни пугающе выглядят перспективы исчезновения человека в машинно-информационной цивилизации, важно понять, что такое "исчезновение" заложено в творческой, кенотической природе самого человека, его способности к самотрансценденции, перенесению своей сущности в нечто радикально отличное от себя. Напомню, что под кеносисом в теологии понимается самоопустошение Бога, сначала творящего отдельный от себя мир, а затем умаляющего себя вплоть до принятия человеческого облика (кеносис, κένωσις , греч. опустошение, истощение, от κενός, пустой). Как этот кеносис действует дальше, уже в деятельности человека? Человек создает формы техники, способные существовать в автономном режиме, независимо или почти независимо от его прямого вмешательства. Плохо? Нет, хорошо! Не так ли Бог создает формы мироздания, включая самого человека, способные существовать автономно, без прямого вмешательства Творца свыше? Действие естественных законов мироздания и свободная воля человека не суть аргументы против бытия Творца, напротив, иудео-христианская теология как раз исходит из этих предпосылок суверенности творения. Точно так же и третья позиция, техногуманизм, строит свое представление о человеке на основе его радикальной способности к самоотчуждению, созданию самодействующих кибернетических существ и алгоритмов искусственного разума. Разве самопреодоление и даже самозабвение человека не есть квинтэссенция человеческого? Если человек создан свободным, по образу и подобию своего Творца, то не может ли он и дальше передавать эту свободу своим творениям, наделять их той же суверенностью мышления и деятельности, какую сам получил от Бога?

Речь идет о творческой эстафете, передаваемой Богом человеку, а человеком -- искусственному разуму. Эта теория интеллектуальных эстафет позволяет понять, почему признание автономности будущих высокоразвитых киборгов ничуть не ведет к принижению роли человека. Ведь и признание автономии и свободы человека в мироздании не обязательно ведет к атеизму, отрицанию роли Творца. Иудео-христианская теология именно подчеркивает глубочайшую, неотъемлемую свободу человека как свидетельство его сыновства, укорененности в свободной воле Отца. Точно так же и признание возможной автономии и даже "своеволия" киборгов может углубить наше представление о человеке, проложить новые пути гуманизму.



Иными словами, техногуманизм так же относится к постгуманизму (философии смерти человека) , как теология -- к атеизму (философии смерти Бога). Для атеиста или богоборца свобода человека означает, что "Бог умер"; для воинствующего постгуманиста, "человекоборца" свобода киборга, искусственного разума означает, что "человек умер". Но для теологии такая "смерть Бога" есть лишь знак его бесконечной творческой силы и милости к человеку, способности "самоистощаться" в своих творениях и, через мистерию Богочеловека, смертью попирая смерть, воскресать и воскрешать к новой жизни. Точно так же и человек, исчезая и "самоистощаясь" во все более совершенных и автономных творениях своего разума, передавая им свои человеческие свойства (вычисления, коммуникации, моделирования, конструирования, накопления и обмена информации и т.д.), обретает новую, "сверхчеловеческую" жизнь в своих творениях.

И одновременно техногуманизм отказывается присоединяться к тем поминкам по человеку, которые справляют недальновидные технократы и футуристы: для них рост информационной мощности машин, их растущая интеграция (между собой) и автономизация (от человека) свидетельствуют о конце человеческого этапа истории. Но правомерно ли само их ключевое понятие «posthuman» (постчеловеческий), которое не только по звучанию, но и по сути сближается с «posthumous» (посмертный)? Предвосхищая новый, «постбиологический» этап развития цивилизации, должны ли мы хоронить человека, отождествляя его тем самым с его биологическим субстратом? Или быть человеком -- значит выходить за грань «человеческого, слишком человеческого», по образу и подобию самого Творца, который потому и Творец, что выходит за грань «божественного, слишком божественного», создавая мироздание и в нем -- человека?