Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

Long Island

Постсекулярная эпоха. ДИСКУССИЯ на Ютюбе

Постсекулярная эпоха, бедная вера, новый атеизм и новые аргументы бытия Бога.

НА ЭТОТ РАЗ РАЗГОВОР ПО-РУССКИ.
13 февраля, в субботу. ЭФИР НАЧНЕТСЯ В 11:00 УТРА ПО НЬЮ-ЙОРКСКОМУ ВРЕМЕНИ  —  7:00 ВЕЧЕРА ПО МОСКОВСКОМУ ВРЕМЕНИ.

Речь пойдет о том, чем постсекулярное сознание отличается и от традиционно религиозного, и от традиционно атеистического, и как это выражается в науке и в теологии, в России и на Западе. В программе мой разговор с профессором философии и теологии Михаилом Сергеевым, а затем — ответы на вопросы и дискуссия. Приглашаются все желающие.
Среди вопросов:
Научный и технический аргументы. Кибертеизм.
Персоналистический аргумент
О зле и теодицее
Бог как творец. Жанр: трагедия
Что значит — любить Бога?

Как предварительный материал — "Тезисы бедной веры" и книга "Религия после атеизма: новые возможности теологии" (АСТ-пресс, 2013, бесплатно скачать)

ПРЯМОЙ ЭФИР БУДЕТ ПРОХОДИТЬ ОДНОВРЕМЕННО В ФЕЙСБУКЕ И ЮТЮБЕ - ждем вас и ваших вопросов.
Long Island

Лестный плагиат. Как секты 20 в. всплыли в 21 в.


Книги имеют свои судьбы, и одна из них — плагиат.  Об очень забавном случае на днях увлекательно рассказал на youtube незнакомый мне Олег Киселев (Kyselov), исследователь религии и атеизма, сотрудник Института философии в Киеве. Он наткнулся на книгу Виктора Шапаря "Психология религиозных сект", из которой узнал о множестве сект, ранее ему неизвестных: дурики, пищесвятцы, домовитяне, красноордынцы, кровосвятцы, пустоверы, пушкинианцы...


В недоумении он отложил ее в сторону — и лишь когда познакомился позже с моей книгой "Новое сектантство", написанной в середине 1980-х гг., понял, откуда Шапарь заимствовал вымышленные мною секты. Это короткое видео стоит посмотреть, если вы любите интеллектуальный юмор и детектив.

Считать эти секты реально существующими, как организованные сообщества, — конечно, неверно. Но считать их вообще несуществующими — полная неправда. Я наблюдал зародыши эти сект в Москве 1970-1980-х и во время моих фольклорных и сектантоведческих экспедиций (в Карелию и Архангельскую область, в Украину и в Краснодарский край). Исследователь смотрит в микроскоп — и находит там микробы. Чтобы сделать их видимыми, он рисует их в увеличенном масштабе — и тогда они становятся похожи на монстров. Собственно, эту исследовательскую операцию я и проделал со множеством идей и летучих умонастроений того времени.  Сколько раз мне приходилось беседовать с теми, кого можно было бы отнести к  пищесвятцам, красноордынцам, дурикам, пушкинианцам,  —  и сколько зачатков новых теологических и философских систем прошло передо мной! По слову, по предложению эти идеи мелькали - но почти не встречались в развернутом виде, и казалось, что духовный опыт поколения уйдет в никуда. Поэтому возникла потребность написать от имени этих зарождающихся движений трактаты и проповеди, отрывки из которых и составили книгу "Новое сектантство" (вышла тремя изданиями с 1993 г. до 2005 г. и переведена на английский).

Почему же этот плагиат для меня лестный?Collapse )

Long Island

Памяти Сергея Хоружего. Христианская критика русской религиозной мысли


Ведущим жанром последнего времени становится, увы, некролог. Сегодня скончался Сергей Сергеевич Хоружий (5.10. 1941- 22.9. 2020), один из самых многогранных представителей современной научной и религиозно-философской мысли.  Более всего он известен широкому читательскому кругу как переводчик и комментатор  "Улисса" и других произведений Дж. Джойса. По образованию и  основной профессии он был физиком-теоретиком и математиком (в частности, занимался алгебраической квантовой теорией поля). Но его глубинным призванием и "духовным деланием" была религиозная философия.


Oдно из новых направлений в христианской философии конца XX - начала XXI вв.  — попытка возродить богословское наследие отцов Восточной Церкви. В отличие от большинства современных мыслителей, Хоружий весьма критически относится к религиозной философии конца XIX - начала XX веков, особенно к Владимиру Соловьеву и его многочисленным последователям.  По Хоружию, они искажают святоотеческую православную традицию, основанную на исихазме, духовном движении в восточном христианстве, которому свойственна умственная аскеза и искание божественной тишины (греческая "исихиа") через созерцание Бога в непрерывной молитве и "умном делании". Эти практики сосредоточены на тишине и включают в себя определённые психосоматические техники концентрации, предназначенные для "обожения" человеческой природы.

Исихазм возник в восточной монашеской традиции в IV веке и получил теоретическое обоснование в трудах великого православного богослова Григория Паламы (1296-1359) и был принят Церковью.

Collapse )
Long Island

Посмертие. Об Александре Мене


Тридцать лет назад, 9 сентября 1990 г., был убит священник Александр Мень, по дороге на воскресную службу в той подмосковной церкви, где он был настоятелем. Это было одно из первых в череде  политических убийств, которые так и остались не раскрытыми.


Я дважды встречался с о. Александром Менем. Первый раз, в 1974 г., я приехал к нему в Новую Деревню (Пушкинский район), где он служил в Сретенской церкви. Просто поговорить. Я недавно закончил университет, был духовно открыт, но, видимо,  еще не вполне готов к разговору. Точнее, вопросы у меня были, но не настолько неотложные, чтобы быть готовым к полным и твердым ответам священника. Мы поговорили ровно столько, чтобы разговор не показался ни скомканным, ни затянутым, и он предложил мне снова приехать, когда возникнет необходимость.

Collapse )
Long Island

Как у ребенка возникает чувство вины.


Вышло новое издание книги "Отцовство. Опыт, чувство, тайна" (М., Никея, 2020). Это первая моя книга —  дневник переживаний и размышлений новорожденного отца (от первых  движений дочери в утробе матери до начала второго года, когда она начинает ходить и говорить).


Благодарю Михаила Барышникова и св. Владимира Зелинского за отзывы на обложке и за Послесловие к книге.

Привожу фрагмент из главы "Вина".

Collapse )
Long Island

Отступает ли Запад от христианства?


Современную западную цивилизацию принято обвинять в отступлении от христианских ценностей. Прием беженцев, в основном, из мусульманских стран, и несопротивление или недостаточно сильное сопротивление распространению ислама. Поощрение однополых браков и приятие всего того, что раньше считалось грехом и извращением. Женщины занимают в церковных иерархиях позиции, раньше предназначенные только для мужчин. Многие храмы закрываются, молодое поколение воспринимает обряды и догматы как нечто чуждое, архаическое, и вообще судьба церкви находится под угрозой. Все это вызывает восторг у ненавистников Запада, противопоставляющих ему иную веру и святыни (ислам, православие). А у тех, кто любит Запад, эти приметы его "конца" вызывают скорбь, траур по гибнущей христианской цивилизации.


Но так ли это на самом деле? Факты верны, а интерпретации? В основе христианства лежит деятельная любовь к ближнему, самоотречение, отказ от обрядовости и догм ради живого, единичного человека. "Суббота для человека, а не человек для субботы" (Марк, 2, 23—27). И то, что кажется отступлением Запада от христианства, на самом деле продолжает тот толчок, который именно христианство дало историческому движению человечества. Принять ближнего в его инаковости. Позволить человеку почувствовать его ценность, уважать его достоинство даже вопреки всем его недостаткам. Принимать грешников и разделять трапезу с ними.

Collapse )
Long Island

СВЕЧА. Бедная вера.

Со светлой Пасхой всех, кто празднует ее сегодня!

Полночь. Крестный ход. Люди выходят из церкви, прикрывая ладонями маленькие огоньки на холодном весеннем ветру. Борьба с порывами ветра, стремление защитить свой огонек ослабляют внимание к молитвам, возгласам священника, звону колоколов. Все это звучит глуше, в каком-то отдалении, потому что возишься со своей свечечкой, лишь бы она не погасла. И вдруг понимаешь, что этот огонек - и есть то таинство, которому посвящена пасхальная служба, и тебе поручено его охранять.

"...Жизнь была свет человеков. И свет во тьме светит, и тьма не объяла его" (Иоанн, 1:4-5). У этого слова «κατέλαβεν» (объять) — несколько смыслов: "воспринимать, захватывать, овладевать", и соответственно евангельская строка может толковаться двояко (о чем писал Семен Франк, "Свет во тьме"). То ли тьма не объяла, не погасила свет, то ли не приняла, не вобрала его, осталась непреображенной. Видимо, оба смысла верны. Вот почему свечение - не ровный процесс, а метание огонька под резкими струями воздуха, трепыхание "дрожащей твари", которая вот-вот испустит дух. И почти уже гаснет, но каким-то чудом оставшаяся на фитильке синеватая искорка вновь наливается теплом и светом...

А если погаснет, то рядом стоят люди, готовые поделиться своим огоньком. Это и есть суть соборности: чья-то свеча всегда горит рядом. Если же ты пришел на Крестный ход с кем-то вместе, то можно сдвигать вместе два фитилька, - тогда они горят ярче, как бы подпитывая друг друга. Когда слышишь начало Евангелия от Иоанна и смотришь на свечу, которую ты поставлен охранять, понимаешь наглядно, что свет - это всего лишь усилие не погаснуть. Это не данность, а дар, который возобновляется каждый миг сочетанием усилия и благодати.

В храме, в безветрии, свечи горят ровно, благостно. Но таинство свечения, в его порывистости, трепетности, сильнее всего переживается именно на ветру, в продуваемом пространстве, где огонек колеблется и мерцает, гаснет до дрожливой искорки на стынущем фитильке – и снова вспыхивает. Это и есть бедная вера, не защищенная церковными стенами. Это и есть внехрамовое место Крестного хода, где совершается таинство жизни как перехода в смерть, а из смерти - в воскресение.

В церкви тоже со свечой легче выстаивать службу. Она горит - и ты вместе с ней, ощущая прилив радости и тепла. Как бы ярко ни пылали люстры под сводами храма, они не заменят свечи с ее колеблющимся огоньком. Как домашний зверек, он ободряет во время долгой службы, с ним не скучно. Воздух такой нежный и теплый вокруг огонька, что хочется погладить его, как пушистого зверька. А когда свеча гаснет, вдруг наваливается усталость, ощущается тяжесть в ногах...

Труд этого огонька, жадно глотающего воздух в попытке продлить свое тепло и свет, напоминает мне труд всего живого, труд начальных форм жизни - и высочайших умов. Труд каждой клетки, семени и ростка, труд каждой души - восстание против энтропии, угасания, против космической пыли, мрака и пустоты. Все эти труды - как сполохи воскресения, которое превращает темное вещество в свечение жизни и мысли.

Long Island

Памяти Натальи Трауберг и Алексея Парщикова


Для меня начало апреля - это дни памяти об очень дорогих для меня людях, умерших десять лет назад, с интервалом в 2 дня: 1 апреля - Наталья Леонидовна Трауберг (1928 - 2009), 3 апреля - Алеша Парщиков (1954 - 2009). Называю их так, как обращался к ним при жизни. Вспомнить хочу не об их литературных свершениях, а об их особом даре: быть живыми и поддерживать этот огонь жизни в других.


Collapse )

Long Island

Влюбленность, церковь и судьба России (о двух заявлениях РПЦ)



+T-

Мне попались на глаза два заявления от имени РПЦ, сделанные известным протоиреем Дмитрием Смирновым, председателем Патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства.

Одно из них, в связи с праздником св. Валентина 14 февраля, — призыв постом и молитвой бороться с влюбленностью как с болезнью, доводящей до самоубийства. Влюбленность, подобно туберкулезу или гепатиту, опасна для жизни. Протоирей также призвал запретить пропаганду влюбленности на концертах. "Надо, чтобы она совершенно исчезла из медиапространства. Это не надо вообще воспевать. А у нас эстрада воспевает только влюбленность. Это все надо изъять как пропаганду курева, наркотиков. Влюбленность — это состояние наркотического опьянения. Во влюбленности ничего хорошего нет - во всех культурах, сто процентов", - пояснил протоиерей, посоветовав влюбленным обращаться за помощью к психологам и психиатрам.

Collapse )
Long Island

Книга постсекулярности / The Routledge Handbook of Postsecularity.

В лондонском издательстве Routledge вышла "Книга постсекулярности", которая охватывает философские, религиозные и социально-политические измерения этого феномена 21 в.

Постсекулярность — это осторожное название новой религиозности, которая обнаружила себя на рубеже 20-21 вв. в виде фундаменталистских движений (например, воинствующий исламизм), но также и в виде либерализующихся и социально активных тенденций западного христианства. Возникает новая динамика взаимоотношений между обществом и церковью, при более активной роли последней. Рост секуляризации, который прослеживается в западном обществе с Ренессанса, особенно усиливается в эпоху Просвещения и достигает кульминации в 20 в., с распространением марксизма, ницшеанства, фрейдизма и других манифестаций "смерти Бога", — неожиданно уступает место новому повороту к религии. Обостряется конфликт цивилизаций по признаку религиозного противостояния. Кажется, что человечество вступает в "новейшее средневековье".
В России черты постсекулярности обнаруживаются в самой контрастной и даже гротескной манере, поскольку первое на Земле общество массового атеизма, каким был СССР, буквально за пять-десять лет превратилось в страну с одной из самых больших религиозных популяций в Европе. Знаменательно, что, хотя моя статья о постатеизме и бедной религии, — единственная, посвященная России, на обложке книги — картина М.В. Нестерова "Философы" (1917 г.), представляющая Павла Флоренского и Сергея Булгакова.



Collapse )