Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

Long Island

Накопление злобы. К новейшим событиям.



+T-

"Ее толкали в шею, спину, били по плечам, по голове, всё закружилось, завертелось темным вихрем в криках, вое, свисте, что-то густое, оглушающее лезло в уши, набивалось в горло, душило, пол проваливался под ее ногами, колебался, ноги гнулись, тело вздрагивало в ожогах боли, отяжелело и качалось, бессильное.

Но глаза ее не угасали и видели много других глаз — они горели знакомым ей смелым, острым огнем — родным ее сердцу огнем.

Ее толкали в двери. Она вырвала руку, схватилась за косяк. — Морями крови не угасят правды... — Ударили по руке. — Только злобы накопите, безумные! На вас она падет!

Жандарм схватил ее за горло и стал душить. Она хрипела. — Несчастные... 

Кто-то ответил ей громким рыданием."

Это концовка романа Горького "Мать". 1906 г. Так и случилось — накопленная злоба упала на тех, кто толкал и душил. В феврале 1917 г. жандармов, полицейских, городовых опознавали в любом обличье — и забивали насмерть. Бывшие полицейские на почве мании преследования массово пополняли контингент больниц для душевнобольных. И это была еще только "мирная" февральская революция...

Уроки истории — кошмар, переходящий в кошмар. Впасть, впав в сон разума, живой из него уже не выходит.

Иван Владимиров. Расправа с полицией. Февраль 1917

Long Island

Время, назад! От ретро- к некро-.



"— Мертвые следуют за нами, — сказал Леголас. — Я вижу тени всадников, тусклые стяги, как клочья тумана, копья, точно заиндевелый кустарник. Они следуют за нами.



— Да, мертвецы не отстают. Они откликнулись на зов, — сказал Элладан".

                       Джон Толкин. Властелин колец.

Понятие  "ретромании" приобрело известность после выхода книги британского музыкального критика и журналиста Саймона Рейнольдса  "Ретромания.  Поп-культура в плену собственного прошлого" (2011).[1] Со смесью иронии, горечи и ностальгии Рейнолдс пишет  о том, что будущее поп-культуры — это ее прошлое: воссоединение музыкальных групп, переиздания классических альбомов, римейки, мэшапы... При этом ресурсы прошлого не безграничны, и что случится, когда они исчерпаются? Не ожидает ли нас катастрофа, ведь создавать новое мы уже разучились?

Ретромания, которая стала утверждаться в России в ХХI в., имеет две характерные черты.

Collapse )
Long Island

Посмертие. Об Александре Мене


Тридцать лет назад, 9 сентября 1990 г., был убит священник Александр Мень, по дороге на воскресную службу в той подмосковной церкви, где он был настоятелем. Это было одно из первых в череде  политических убийств, которые так и остались не раскрытыми.


Я дважды встречался с о. Александром Менем. Первый раз, в 1974 г., я приехал к нему в Новую Деревню (Пушкинский район), где он служил в Сретенской церкви. Просто поговорить. Я недавно закончил университет, был духовно открыт, но, видимо,  еще не вполне готов к разговору. Точнее, вопросы у меня были, но не настолько неотложные, чтобы быть готовым к полным и твердым ответам священника. Мы поговорили ровно столько, чтобы разговор не показался ни скомканным, ни затянутым, и он предложил мне снова приехать, когда возникнет необходимость.

Collapse )
Long Island

Кого спасать? Этика на грани жизни и смерти.

Нынешняя пандемия ставит множество этических проблем, причем не умозрительных, а насущных, которые приходится решать каждый день и даже каждую минуту. Например, медицинская сортировка, или триаж, — отбор тех больных, которым нужно в первую очередь оказывать помощь в условиях дефицита врачей и оборудования. Как решить, кого спасать, а кого обречь на смерть?
Статья в "Новой газете".

Long Island

Мандельштам сегодня

Когда я думаю о происходящем в Москве побоище, то, помимо естественных человеческих эмоций, я испытываю поэтическую правду того, о чем писал О. Мандельштам в своих "Восьмистишиях".

В игольчатых чумных бокалах
Мы пьём наважденье причин,
Касаемся крючьями малых,
Как лёгкая смерть, величин...

Наваждение причин, идущих из глубин русской истории, чума насилия, трупный запах, легкая смерть, исчезающе малые величины — людские жизни, подцепляемые крючьями на чумную телегу истории...

А вместе с тем вспоминается и другое восьмистишие:

Люблю появление ткани,
Когда после двух или трех,
А то четырех задыханий
Придет выпрямительный вздох —
И дугами парусных гонок
Открытые формы чертя,
Играет пространство спросонок —
Не знавшее люльки дитя.

Новая духовная ткань, которая создается среди молодежи на московских улицах; общество, для которого после долгих задыханий приходит пора выпрямительного вздоха, открытый воздух парусных гонок, пробуждение к игре, которая уже не хочет стесняющих люлек...

Иногда нет ничего актуальней, чем поэтическая метафизика.

Long Island

ОБ ОТЦЕ

Сегодня ему исполнилось бы 111 лет (а дожил он до 62).



Наум Моисеевич Эпштейн (31.5.1907 — 26.10.1969).

111 — дата не круглая, а ровная, как частокол. Вот и жизнь его была окружена частоколом. Он никогда не был за границей. У него никогда не было своей комнаты. На Дубровке в коммунальной квартире наша семья размещалась в одной комнате: бабушка, папа, мама, няня и я. Потом в Измайлове все жили в одной комнате деревянного дома: бабушка (другая), дедушка, папа, мама и я (кто-то спал на кухне). Только за пять лет до его смерти мы переехали в отдельную квартиру: 23 м на троих, и это был предел роскоши и комфорта в его жизни. Главные слова моего детства: Райтехснаб, где папа работал бухгалтером, и Трансжелдориздат, где мама работала плановиком.


Collapse )
Long Island

Капли и цунами. О нелинейной логике военного психоза.

Мне очень хотелось бы разделить бестревожное отношение Алексея Бурова и Сергея Любимова к новому взрыву военного энтузиазма (см. мой предыдущий пост и дискуссию "Главная проблема России"). Дескать, все это только шоу. "Садистическое удовольствие от шоу они получают прямо сразу, конечно. Оттого и сияют. Но в то, что Путин готов нажать кнопку, и что его окружение о том томится, не верю ни на йоту. У них у всех есть дети и/или внуки. Да и в то, что средний рабочий уралвагонзавода этого хочет, не верю" (А. Буров).

Был бы рад согласиться — но не получается. Потому что за таким оптимизмом стоит наивная логика, условно говоря, 19 века. Человек — существо рациональное, блюдущее свою выгоду. Если людям хорошо живется, зачем им умирать? А ведь, несомненно, что властям прекрасно живется в их дворцах и виллах, с капиталами, накраденными на сотни лет вперед. Ради детей, внуков... Нет, они не хотят и не будут воевать, только пугают.

Но логика 20 в. и тем более 21 в. — совсем другая, далекая от просветительского оптимизма. Массовый психоз — это вовсе не арифметическое собрание воль отдельных людей. Разве Зиновьевы, Бухарины,Тухачевские, Ягоды, Ежовы хотели умирать, разве они не любили своих детей? Или те писатели, которые в 1930-е гг. требовали расстрела врагов народа, а потом сами попадали в те же жернова? Никто не хотел умирать... Но есть логика атмосферических процессов истории, и она далеко не линейная, что выразилось в пословице "посеешь ветер — пожнешь бурю".

Collapse )
Long Island

И, если умирает человек...

О том, что такое смерть и что она навсегда уносит с собой, я одиннадцатилетним мальчиком узнал от Евгения Евтушенко. Никто ни в школе, ни в семье не говорил со мной о смерти так просто и безутешно.

...И, если умирает человек,

с ним умирает первый его снег,

и первый поцелуй, и первый бой...

Все это забирает он с собой...

Уходят люди... Их не возвратить.

Их тайные миры не возродить.

И каждый раз мне хочется опять

от этой невозвратности кричать.

Теперь все это умерло с самим Евтушенко.

Светлая, благодарная, вечная память!

Long Island

Либо пробуждение, либо пожар

Прекрасный петух в исполнении французско-русской художницы Kristina Zeytounian-Belous (Кристина Зейтунян-Белоус)

В образе петуха есть два очевидных значения: пробуждать и поджигать ("пустить красного петуха"). И вот намек, добрым молодцам урок: год петуха либо разбудит нас от сна разума — либо развеет красным пламенем до небес. Либо Просвещение, либо Революция.

Image may contain: 1 person
Long Island

"Они любить умеют только мертвых". Беседа на радио "Свобода"

"Они любить умеют только мертвых"

Вечный огонь у монумента памяти жителей Комсомольска-на-Амуре, погибших в годы Второй мировой войны

Вечный огонь у монумента памяти жителей Комсомольска-на-Амуре, погибших в годы Второй мировой войны

Прошлое занимает все больше места в сознании России, история становится главным актуальным событием. Министр культуры называет мразями тех, кто ставит под сомнение легенду о 28 панфиловцах, а в ответ на публикацию списков сотрудников НКВД 30-х годов "Мемориал" обвиняют в "репрессиях". А впереди 2017 год с его столетним юбилеем революции.

Любовь к погибшим принимает в России удивительные формы. В канун 9 мая реклама стрип-клубов украшается "георгиевскими" лентами и патриотическими символами, крошечных детей наряжают в военную форму, а задние стекла иномарок украшают символические изображения полового акта с надписью: "Можем повторить".

Весной, после появления законодательной инициативы наделить в России правом голоса погибших во время Великой Отечественной – через их родственников (т. н. "закон мертвецов") – культуролог и философ Михаил Эпштейн написал текст "Некрократия", в котором говорил об одержимости смертью, охватившей Россию, и даже ввел для нее (в другом своем тексте) термин "танатализация" (Танатос – олицетворение смерти в Древней Греции).

С этим трудно спорить. На главной площади страны по-прежнему кладбище, на главных телеканалах – радиоактивный пепел, а паблик "Русская смерть" насчитывает сотни тысяч подписчиков. Однако Радио Свобода в надежде на витализацию общественного сознания при приближении самого жизнеутверждающего и человечного из российских праздников – Нового года – решило выяснить у Михаила Эпштейна, не отступила ли "танатализация" от России:

С детства изучают науку умирать

Collapse )