Category: политика

Category was added automatically. Read all entries about "политика".

Long Island

Новичок. В кавычках и без.


Путинский режим выявил одну простую вещь: для ненависти не нужно никаких всемирно-исторических оправданий, в виде законов классовой борьбы, марксистского учения о базисе и надстройке и т.д. Ненависть питает сама себя. Это своего рода вечный двигатель. Он приводит в действие ядерную программу и всю технику массового уничтожения, включая химическое оружие и невероятное по силе нервно-паралитическое вещество "Новичок" (один грамм убивает 250 человек).


Вот точно таким же новичком оказался и сам президент в мировой политике. Не то ново, что этот агент нервирует и парализует весь мир, разрушает, действует подкупом, страхом и отравой, создает повсюду врагов,  — а то, что все это делается из чистой ненависти, которая не нуждается ни в каких разумных обоснованиях.

Как писали первые биографы, Путин "оказался новичком в большой международной политике" (Рой Медведев);    "это вовсе не политик, а энергичный новичок из чиновников второго плана" (А.Цулкадзе). Путин и в самом деле оказался новичком — только с большой буквы. Вопрос, заданный в начале первого срока: "Кто вы, мистер Путин?" — по итогам обнуления  четырех получает внятный ответ: прокладчик кратчайшего пути из любой начальной точки в конечную — в точку небытия. Новичок открыл прямейший ход к разрушению миропорядка — без всяких околичностей, идеологических  заморочек. Он  оголяет мировую политику до скелета: ненависть не нуждается в доказательствах, это по-своему такой же психически чистый продукт, как любовь.

Collapse )
Long Island

Козлиный дух.

Сто лет назад О. Мандельштам писал: "Все другие различия и противоположности бледнеют перед разделением ныне людей на друзей и врагов слова. Подлинно агнцы и козлища. Я чувствую почти физически нечистый козлиный дух, идущий от врагов слова" ("Слово и культура").

Вот и теперь, когда идет голосование по "изменениям в Конституцию", для филологически чувствительного человека вопрос "за" или "против" решается уже тем, что в бюллетене для голосования так и написано с грубой ошибкой: «Вы одобряете изменения в Конституцию Российской Федерации?» (должен быть, конечно, предложный падеж — "в Конституции"). Одобрить это — значит одобрить порчу языка, того самого, который провозглашается "языком государствообразующего народа".

Но особенно, как я уже писал раньше, меня поражает неграмотность и абсурдность фразы, лично внесенной президентом как основная поправка. Если бы такая фраза мне попалась в школьном сочинении, она заслужила бы в лучшем случае тройку с минусом.

"Российская Федерация, объединенная тысячелетней историей, сохраняя память предков, передавших нам идеалы и веру в Бога, а также преемственность в развитии Российского государства, признает исторически сложившееся государственное единство".

"...предков, передавших нам... преемственность развития..." Преемственность нельзя передать, потому что преемственность — это и есть передача, то, что передается от предков к потомкам, и то, что потомки перенимают от предков. В словарях "преемственность" определяется как "последовательная передача чего-либо от одного к другому". Поэтому "передать преемственность развития" — это передать передачу того, что передается в ходе передачи.

Фраза открывается причастным оборотом, определяющим Российскую Федерацию как "объединенную тысячелетней историей". А завершается глагольной группой, утверждающей то же самое и теми же самыми словами: "признает исторически сложившееся государственное единство". В чем смысл фразы? Что в посылке, то и в заключении. Единственный глагол во всей этой длинной фразе — "признает". Исторически объединенное признает свое историческое единство. РФ признает то, чем уже является. Полная тавтология. Масло признает, что оно масляное.

Есть важное понятие в лингвистике: актуальное членение предложения на тему и рему. Тема — исходный пункт высказывания, обозначение того, о чем идет речь в предложении. Рема — это то, что сообщается о теме. Тема — старое, известное, рема — новое, впервые сообщаемое. Например, в предложении "мама мыла раму": "мама" — тема, а "мыла раму" — рема. Очень часто темой предложения является группа подлежащего (подлежащее с зависимыми от него членами предложения), а ремой — группа сказуемого (сказуемое с зависимыми от него членами).

В конституционной фразе из двадцати шести слов тема выражена двадцать одним словом, а рема — всего пятью, которые повторяют то, что уже содержится в теме ("признает исторически сложившееся государственное единство"). Это наихудший образец организации речи: куцая рема поглощается громоздкой темой и практически сводится на нет. Фраза "мама мыла раму" несравненно более содержательна.

Еще раз перечитаем филологически этот перл конституционной мысли. Три причастных оборота — на один глагол. Три повторяющихся лексических единицы: история — исторически, государство — государственное, объединенное — единство. К ним добавляется семантический повтор: "передавать преемственность". Замороженный язык, замороженная мысль, а в целом, под видом конституционного основоположения —многословный абсурд. Это отсутствие смысла и движения в ключевой фразе говорит только об одном: у государства, так себя "конституирующего", нет развития, нет динамики. Самой логикой языка оно обречено на самоповтор.

Козлиный дух...

Long Island

Об основной поправке к Конституции.

Я не буду обсуждать содержание конституционных поправок, поскольку я не юрист, а филолог. Меня поражает неграмотность и абсурдность фразы, лично внесенной президентом как основная поправка. Если бы такая фраза мне попалась в школьном сочинении, она заслужила бы в лучшем случае тройку с минусом.

«Российская Федерация, объединенная тысячелетней историей, сохраняя память предков, передавших нам идеалы и веру в бога, а также преемственность развития российского государства, признает исторически сложившееся государственное единство».

Фраза открывается причастным оборотом, определяющим Российскую Федерацию как "объединенную тысячелетней историей". А завершается глагольной группой, утверждающей то же самое и теми же самыми словами: "признает исторически сложившееся государственное единство". В чем смысл фразы? Что в исходной посылке, то и в заключении. Единственный глагол во всем этом длинном предложении — "признает". Исторически объединенное признает свое историческое единство. РФ признает то, чем уже является. Полная тавтология. Масло признает, что оно масляное.

Есть важное понятие в лингвистике: актуальное членение предложения на тему и рему. Тема — исходный пункт высказывания, обозначение того, о чем идет речь в предложении. Рема — это то, что сообщается о теме. Тема — старое, известное, рема — новое, впервые сообщаемое. Например, в предложении "мама мыла раму": "мама" — тема, а "мыла раму" — рема. Очень часто темой предложения является группа подлежащего (подлежащее с зависимыми от него членами предложения), а ремой — группа сказуемого (сказуемое с зависимыми от него членами).

В конституционной фразе из двадцати шести слов тема выражена двадцать одним словом, а рема — всего пятью, которые повторяют то, что уже содержится в теме ("признает исторически сложившееся государственное единство"). Это наихудший образец организации речи: куцая рема поглощается громоздкой темой и практически сводится на нет. Фраза "мама мыла раму" несравненно более содержательна.

"...предков, передавших нам... преемственность развития..." Преемственность нельзя передать, потому что преемственность — это и есть передача, то, что передается от предков к потомкам, и то, что потомки перенимают от предков. В словарях "преемственность" определяется как "последовательная передача чего-либо от одного к другому". Поэтому "передать преемственность развития" — это передать передачу того, что передается в ходе передачи.

Еще раз перечитаем филологически этот перл конституционной мысли. Три причастных оборота — на один глагол. Три повторяющихся лексических единицы: история — исторически, государство — государственное, объединенное — единство. К ним добавляется семантический повтор: "передавать преемственность". Замороженный язык, замороженная мысль, а в целом, под видом конституционного основоположения —многословный абсурд. Это отсутствие смысла и движения в ключевой фразе говорит только об одном: у государства, так себя "конституирующего", нет развития, нет динамики. Самой логикой языка оно обречено на самоповтор.

Long Island

"Путинизм"



"Путинизм" — слово не новое (возникло еще в 1999 г.), но вброшено недавно В. Сурковым в актуальный словарь. (1)  Где присоединяется к прежним словообразованиям по той же модели: ленинизм, сталинизм, троцкизм, гитлеризм, франкизм, маоизм, маккартизм... Кажется, среди них не осталось ни одного с положительной коннотацией.

"Измы", образованные от общих понятий, типа романтизм, идеализм, реализм, футуризм, могут быть положительными или нейтральными. То же самое — от имен философов, мыслителей: платонизм, руссоизм, марксизм, фурьеризм, фрейдизм... А вот от имен политиков все производные, как правило, негативные, включая даже макиавеллизм, хотя Макиавелли был больше теоретиком, чем практиком.

Видимо, как только политик обзаводится своим "измом", т.е. его действия превращаются в некий метод, систему, такая политика обнаруживает свою ложность, потому что она, в отличие от философии, не может претендовать на целостность и сама себя разоблачает такой претензией. Ничто так не обличает политику Путина, как приклеенный к его имени "изм". Браво, Сурков! Одним словом пригвоздил  всю российскую систему власти и отправил на свалку истории. Человек, знающий русский язык и экспрессию суффиксов, не может этого не понимать. Ловко сработано!

(1) "...путинизм представляет собой глобальный политический лайфхак, хорошо работающий метод властвования". (14 октября 2019) https://echo.msk.ru/blog/statya/2519053-echo/

Long Island

Гражданин Джимми Картер.


Из всех современников сильнейшее восхищение у меня вызывает бывший президент США Джимми Картер. Тот самый, который первым включил в приоритеты американской внешней политики защиту прав человека во всем мире. Я помню, каким громом это отозвались в СССР, как негодовала власть и радовались правозащитники, да и все вменяемые люди... Недавно, 1 октября, ему исполнилось 95. Неделю назад, собираясь на воскресную службу, он упал у себя дома и рассек лоб, в больнице ему наложили 14 швов. Тем не менее вечером того же дня, с синяками на опухшем лице, он приехал в город Нэшвилль в штате Теннесси, чтобы в течении всей недели своими руками строить дома для бедных. Уже 35 лет он посвящает не меньше недели в году строительству таких домов в рамках благотворительной программы Habitat for Humanity.


Collapse )

Long Island

О необходимости коренных преобразований избирательной системы. Мысли накануне американских выборов.

Этот текст опубликован на радио "Свобода", но для удобства обсуждения, если таковое случится, воспроизвожу его здесь.

Практически во всех современных избирательных системах действует принцип: один человек — один голос. И этот голос целиком отдается за одного кандидата или партию.

Collapse )
Long Island

Смерть Солженицына и война в Грузии. Из дневника августа 2008 г.

Начало того августа я провел в Сеуле, на Всемирном философском конгрессе. Там была представительная российская делегация, 180 участников. Меня поразило, что во время общего ужина, состоявшегося на следующий день после смерти Солженицына, ни один соотечественник об этом событии не упомянул, и мне, приехавшему из США, пришлось взять на себя инициативу и произнести краткое поминальное слово. Дальше следуют мои записи этого месяца, ставшего, на мой взгляд, переломным в судьбах страны.
Collapse )
Long Island

О превратностях китайской политики (на маленьком личном опыте)

Огорчительная новость из Китая. Еще в январе в Пекине должна была выйти моя книга "Россия как идея и эксперимент: Литература — философия — религия". Особенно мне повезло с переводчиком: умнейшим, точнейшим и прекрасно все понимающим, судя по вопросам, которые он задавал. Например, он попросил меня определить, что такое "надрыв" (у Достоевского), — а потом прислал мне целое развернутое эссе (по-русски!) об этом понятии. Настолько блестящее, что я даже предложил опубликовать его в российском журнале, на что он скромно ответил, что хотел бы сначала опубликовать его по-китайски.

Все уже было готово: и аннотация, и обложка (с картины Юона), а потом началось прохождения через цензуру, о чем мы, надо отдать должное, уже лет тридцать как забыли. В книге никакой политики, но есть кое-что о коммунизме, о соцреализме и соцарте. Ко всем упоминаниям коммунизма по просьбе переводчика пришлось добавить "советский", чтобы отличить его от "китайского". Но и это не помогло. Сегодня пришло письмо, что в континентальном Китае книга не выйдет. Остается надежда на островной автономный Гонконг.

Ирония в том, что практически все эти тексты публиковались в России и никого не смутили, а вот Китай боится то ли обидеть великого северного соседа, то ли посеять крамолу в собственном народе. Причем весь этот крутой поворот совершился в конце 2017 г., как раз перед пожизненным избранием нового великого кормчего.

Сначала издание планировалось точно к 100-летию Октябрьской революции, но на месяц-два опоздалo — и вот... Правильно учил Ленин: завтра будет поздно. :)
Long Island

Больше разных Россий: о судьбах регионализма.



В социальных сетях гуляет актуальный анекдот:

— А куда МИД РФ денет такую прорву высланных дипломатов?

— Московскому царству скоро понадобятся послы в Уральской и Сибирской республиках, Татарском ханстве и ещё в десятках регионов.

Collapse )
Long Island

0–zero

В связи с нынешним смертоносным посланием Путина миру вдруг вспомнилось, с чего начинался большой путь: дачный кооператив "Озеро", 0-zero (двойной ноль).

По словам Ежи Леца,
«Ноль – это ничто, но два ноля уже кое-что значат».

В данном случае д
ва ноля означают готовность одного ноля превратить весь мир в другой ноль.

История любит такие шутки.