Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

Long Island

Пандемия: философский диагноз.

Полностью статья.
Ниже — начало и конец:
"Пандемия как метафора нашей эпохи".
"Каждой эпохе соответствует определённый тип болезни. Болезнь - явление не только физиологическое, но и моральное и историческое. Вот как пастернаковский доктор Живаго, страдающий от склероза сердечных сосудов и умирающий от инфаркта, объясняет природу этой болезни: "В наше время очень участились микроскопические формы сердечных кровоизлияний... Это болезнь новейшего времени. Я думаю, ее причины нравственного порядка. От огромного большинства из нас требуют постоянного, в систему возведенного криводушия.... Наша нервная система не пустой звук, не выдумка. Она – состоящее из волокон физическое тело... "
Среди огромного множества недугов можно выделить эпохальные: болезни-эмблемы, символы. Чума — и Средние века. Сифилис — и Ренессанс. Туберкулез (чахотка) — и 19 в. Рак — и 20 в. СПИД — и конец 20 в. Например, чума символизирует средневековую культуру и раскрывает ее смысл не менее ярко, чем крестовые походы, трубадуры и карнавалы... Чума - абстрактна, как схоластика, она постигает человека за неведомые ему грехи, тогда как сифилис - ужасающе конкретен, как тяга ренессансного индивида ко всему земному: кара за сладострастие. Все это не просто болезни, но метафоры определенной эпохи и состояния общества......."
"Как меняется природа человека в период пандемии"
"......Вирусы напомнили людям, что все они братья и сестры по легким, по сердцу, по кровеносным сосудам, и то, что нас сближает — сама жизнь в ее простейших основаниях, — несравненно важнее того, что разделяет нас.
Но очевидно и обратное: пандемия ввергает человечество в депрессию, которая получает выход в агрессии. Недаром лето 2020 отмечено самыми большими массовыми беспорядками, актами насилия и вандализма на улицах американских городов, переживших суровый весенний карантин. Да и международные отношения на фоне пандемии скорее ухудшились: вместо братской идиллии — рост вражды, локальные конфликты и войны. Подавленная психическая энергия требует разрядки, которая часто выливается в эмоциональную и физическую агрессию. Еще в 2015 г. в Швеции было проведено исследование почти миллиона лиц, совершивших преступления, связанные с насилием (убийство, покушение на убийство, грабеж, нападение с отягчающими обстоятельствами). Выяснилось, что у тех, кто раньше страдал от депрессии, в три раза больше шансов попасть в эту агрессивно-криминальную группу, чем у всех остальных [5]. Не исключено, что пример вирусов, напавших на человечество, может оказаться заразителен (в обоих смыслах) и разжечь дальнейшую войну всех против всех.
Если бы испанка разразилась не в самом конце Первой мировой, а до ее начала, — могла бы она ее предотвратить? Или, наоборот, сделала бы еще более жестокой и разрушительной? Может ли сама пандемия стать биополитической вакциной, предотвращающей гибель человечества?"
Публикация в Снобе: осовремененный (сокращенный и дополненный) вариант.
Long Island

Язык — это главное противовирусное средство


Под таким заглавием на сайте "Полка" опубликовано большое интервью, данное Варваре Бабицкой. Текст прекрасно и многообразно иллюстрирован. Привожу начало.


Вопрос, которым многие сейчас задаются: что будет с человеческой культурой после карантина, как пандемия изменит нашу жизнь?

Мне кажется, культура станет ещё более культурной — ещё больше отдалится от природы, от мира физических явлений. Переход культуры из «реала» в виртуальные миры, начавшийся в последние три десятилетия, сейчас получает сильнейшее ускорение в связи с тем, что сам реальный мир начинает нас из себя выживать. «А в наши дни и воздух пахнет смертью» — Пастернак это написал сто лет назад, и вот повторяется... Всё переходит в онлайн: бизнес, образование, услуги, все виды искусства... Такова отчасти печальная, но неизбежная и специфическая для человека установка на дистанцирование. Что такое язык и вообще любая знаковая система, как не способ отдаления от мира означаемых через условность означающих — то, что физиолог Павлов назвал «сигналами сигналов» и «отвлечением от действительности». Язык — это главное «противовирусное» средство, поскольку он позволяет оперировать миром, не приближаясь к нему или касаясь его опосредованно. Карантин, который сейчас добавляется ко всем уже наработанным защитным механизмам культуры, — это проявление её глубинной сущности. Информация поступает к нам в основном через зрение и слух, а это дистанционные органы символического восприятия. В этом наше отличие от других биологических видов, которые получают информацию в большей степени через контактные органы — обоняние, вкус, осязание. Культура — это система дистанцирования, и коронавирус подталкивает нас в том же направлении. Сейчас, когда мы общаемся по зуму, возникает вопрос: а так ли уж важно, что мы не можем пожать друг другу руку? «Зумификация», которая сейчас происходит во всех областях культуры и коммуникации, столь же неизбежна, как в своё время электрификация.

Интересно, как меняется в этой ситуации содержание культуры в принципе, ведь в этом изолированном состоянии опыт наш оказывается очень обеднённым.

Карантин, в принципе, может оказаться плодотворным для культуры. Мы в основном воспринимаем карантин как пространственный феномен, а по сути он — временный, точнее, временной. «Карантин» — от латинского корня, означающего «сорок». Именно столько дней венецианцы держали на отдалении суда, прибывающие к ним из зачумлённых стран. Но число 40 означает испытание в более глубоком, духовном смысле. Сорок лет Моисей водил свой народ по пустыне, прежде чем ввёл его в Землю обетованную. Сорок дней Иисус постился в пустыне, прежде чем выдержать испытание Сатаны и приступить к исполнению своей миссии. Карантин, «сороковик» — это период испытания, самоограничения, аскезы, прохождения через пустыню.

И нынешнее испытание рождает много интересного. Я в этом семестре читал своим студентам курс под названием «Фантом империи», о культуре и политике от Горбачёва до Путина, и надо сказать, что в тoм историческом переходе, который мы наблюдаем, от перестройки до «обнуления», всё выглядит достаточно печально. Мне хотелось чем-то воодушевить студентов, и я показал им видео, где танцоры Михайловского театра танцуют у себя на кухнях. Это было по-своему столь же грациозно и артистично, как на сцене, и даже интереснее: бытовой танец как форма художественного остранения традиционного балета, как искусство в квадрате. Расцветают домашние формы культуры: например, «изоизоляция» — люди воспроизводят из подручных материалов композиции известных картин или скульптур. Самоограничение лежит в основе любого искусства. Аскеза — это работа над собой, упражнение по овладению своей телесной жизнью, искусство внешнего воздержания с целью внутреннего усиления.

Культура сейчас пребывает в процессе доместикации, благодаря которому мы когда-то подчинили себе природу, подвергли её «аскезе», обработке. Мы одомашнили животных, растения, так возникло сельское хозяйство и вообще цивилизация. Но цивилизация от нас очень сильно отдалилась — это называется процессом отчуждения, — а сейчас благодаря зуму мы переживаем период «доместикации цивилизации», то есть она перемещается в наши дома.


Фрагмент триптиха Иеронима Босха «Искушение Святого Антония», XVI век. Национальный музей старинного искусства, Лиссабон

Фотография Светланы Семенюк для группы «Изоизоляция»

Продолжение — на сайте ПОЛКА.

Long Island

Кого спасать? Этика на грани жизни и смерти.

Нынешняя пандемия ставит множество этических проблем, причем не умозрительных, а насущных, которые приходится решать каждый день и даже каждую минуту. Например, медицинская сортировка, или триаж, — отбор тех больных, которым нужно в первую очередь оказывать помощь в условиях дефицита врачей и оборудования. Как решить, кого спасать, а кого обречь на смерть?
Статья в "Новой газете".

Long Island

Пасхальное время.

Поздравляю с Пасхой всех, кто празднует ее сегодня!

Сейчас время воистину пасхальное, поскольку идет война со смертью. Главные воины — врачи, сестры, санитары, все, кто ушел на фронт, в больницы. И вот что отличает эту войну: раньше медики посылались на фронт в помощь солдатам. А сегодня армию посылают на помощь врачам. Это значит, что не целители служат воинам, а воины — целителям. В этом и видится мне смысл Пасхи: оружие смерти обратить в орудие спасения.

Long Island

Интровертная глобализация.

Эксперты провозгласили, что пандемия — это конец глобализации. В самом деле, государства отгораживаются друг от друга и даже от самих себя, разделяют карантинами свои территории.  Но глобализация — это не только свобода передвижений по поверхности планеты, это и чувство принадлежности всему человеческому роду, а оно сейчас укрепляется. Глобализация переходит из экстравертной стадии в интровертную. Столкнувшись с общей опасностью, не делающей национальных, этнических, религиозных, классовых различий, человечество становится конкретной реальностью, которая раньше нами ощущалась слабо и смутно.  Все мы были членами каких-то организаций: наций, профессий, церквей, клубов; а человечество в целом воспринималось как некая абстракция ("абстрактный гуманизм"). Теперь оно становится Организацией №1, не только потому, что первая по значимости, но и потому, что к ней можно принадлежать лишь в одиночку,— в своих домах, путем самоизоляции.

Интроверты, как известно, внесли не меньший вклад в развитие цивилизации, чем экстраверты. Перед лицом смертельного врага человечество, разделенное границами, карантинами, стенами, дверями, стало внутренне объединяться, углубляясь в себя. Созревая, оно переходит от культуры шумных сборищ к культуре интроспекции и избирательной, точечной коммуникации.

В последние годы, особенно после аннексии Крыма и нарастающего ядерного куража и шантажа, усиливалось предчувствие неизбежности новой большой войны. Население  томилось от "затяжного" мирного времени и жаждало "повторить". В воздухе было разлито ожидание какого-то надрыва, о котором писал Достоевский в "Бесах". "...Раз в тридцать лет Шигалев [теоретик революции]  пускает судорогу, и все вдруг начинают поедать друг друга, до известной черты, единственно чтобы не было скучно". Вдруг повеяло страхом третьей мировой. И думалось: что может ее предотвратить? Что может сплотить человечество? Только нечто более чуждое всем нам, чем мы — друг другу. Не иначе как пришествие инопланетян....

А вместо них нагрянули вирусы. Они развязали новую мировую войну —первую, которая объединяет, а не раскалывает человечество.

Если бы испанка разразилась не в самом конце Первой мировой, а  до ее начала, в 1913, — могла бы она ее предотвратить? Трагический способ биополитической вакцинации.
Long Island

"Заражение"

Многие, вероятно, уже посмотрели фильм "Заражение" (Contagion) Стивенa Содербергa — а я только вчера, и все еще под сильным впечатлением. Кажется, что это фильм не 2011, а 2021 или 2022 г. — настолько точно в нем представлено все происходящее на наших глазах, да еще с опережением в будущее (не дай Бог). Стоит посмотреть всем — кроме тех, кто уже приблизился к тому порогу, за которым начинается паника и депрессия. Доступен на нескольких сайтах, например, этом.
Long Island

ВИТАЛЬНОСТЬ И АГРЕССИВНОСТЬ

Витальность часто путают с агрессивностью, но это явления разные, по сути противоположные. Витальность - это полнота жизненных сил, которая ищет свободного проявления. Витальный человек все время наполняет жизнь свою и близких новым содержанием, он что-то строит, доказывает, добирается до истины. Он может вступать в борьбу с другими людьми, но только в том случае, если его энергия превышает инерцию среды и хочет реализоваться как можно полнее, преодолевая внешние преграды. Но главная его борьба - с самим собой, с внутренними преградами, с собственной косностью, унынием, усталостью.

Collapse )

Long Island

Новодворская

Первая из наших современников, кому я предложил бы поставить памятник, - Валерия Ильинична Новодворская. У Лефортовской тюрьмы, где она сидела, или у одной из психиатрических больниц, куда ее клали на принудительное лечение. Где бесстрашие, там и бессмертие. Вечная ей память.
Long Island

Чуть-чуть о свободе воли

Только что я был на сессии "Битвы идей" (дебаты в Лондоне), посвященной науке о мозге (neuroscience): есть ли у нее пределы в познании души? Слушатель спросил дискутантов, верят ли они в свободу воли. Трое из пяти ответили: нет (одна с оговорками). Автор вопроса тоже считает идею "свободы воли" давно устаревшей.

Мне вдруг захотелось посмотреть в глаза людям, которые считают свое поведение предзаданным, чувствуют себя механизмами, нейронными куклами - и стало жутковато. Я знаю, что не найду в их глазах ничего, кроме человеческого любопытства, скепсиса, смущения, вызова и других вполне понятных чувств; но то, что они не считают себя свободными, а значит и ответственными за эти состояния, вызывает ступор.

Я попробовал представить себя самого таким механизмом: все, что я делаю и переживаю, предопределено нейронами, физическими и химическими процессами в моем мозге, - и почувствовал, что заболеваю. Именно в состоянии психической болезни люди утрачивают контроль над собой и перекладывают свои действия на нечто в себе, некоего кукольщика (кажется, эта раздвоенность наблюдается при шизофрении). Но трудно заподозрить шизофрению в этих интеллигентных, умных, рациональных, вполне владеющих собой специалистах по нейробиологии и нейропсихологии.

Или это такая культурная шизофрения, когда психически вполне здоровые люди усваивают идеологию, по которой они не владеют собой? Знаю, что задаю наивные вопросы...

Long Island

Хитро-добрые. K вопросу о теодицее

          Добрые люди подчас бывают хитроваты, лукавы, как будто что-то скрывают. Обычно хитрость ассоциируется с тайным умыслом, а раз он тайный, значит, в нем есть что-то недоброе, опасное, постыдное. Евангелие говорит, что нет ничего тайного, что не стало бы явным, все грехи так или иначе выплывут наружу. "Нет ничего сокровенного, что не открылось бы, и тайного, чего не узнали бы" (Лука, 12:2).

                  Но и добро тоже должно делаться втайне. "У тебя же, когда творишь милостыню, пусть левая рука твоя не знает, что делает правая, чтобы милостыня твоя была втайне; и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно." (Матфей, 6:3-4).  Добро целомудренно – и в этом смысле хитровато: не разглашает себя, не выставляет наружу. Добрые люди бывают хитры в том смысле, что они подчас притворяются сердитыми, насмешливыми, равнодушными, невовлеченными. В них чувствуется какой-то второй план, они не всегда прозрачны и простодушны,  – бывают уклонивыми, отстраненными, полными окольных мыслей,  которые скрываются за иронической или скептической улыбкой. Но при этом готовы сделать для тебя даже больше того, на что ты рассчитываешь.Collapse )