Category: корабли

Category was added automatically. Read all entries about "корабли".

Long Island

Мандельштам сегодня

Когда я думаю о происходящем в Москве побоище, то, помимо естественных человеческих эмоций, я испытываю поэтическую правду того, о чем писал О. Мандельштам в своих "Восьмистишиях".

В игольчатых чумных бокалах
Мы пьём наважденье причин,
Касаемся крючьями малых,
Как лёгкая смерть, величин...

Наваждение причин, идущих из глубин русской истории, чума насилия, трупный запах, легкая смерть, исчезающе малые величины — людские жизни, подцепляемые крючьями на чумную телегу истории...

А вместе с тем вспоминается и другое восьмистишие:

Люблю появление ткани,
Когда после двух или трех,
А то четырех задыханий
Придет выпрямительный вздох —
И дугами парусных гонок
Открытые формы чертя,
Играет пространство спросонок —
Не знавшее люльки дитя.

Новая духовная ткань, которая создается среди молодежи на московских улицах; общество, для которого после долгих задыханий приходит пора выпрямительного вздоха, открытый воздух парусных гонок, пробуждение к игре, которая уже не хочет стесняющих люлек...

Иногда нет ничего актуальней, чем поэтическая метафизика.

Long Island

Как выжить, низвергаясь в Мальмстрем

                    …B ком сердце есть — тот должен слышать, время,         
                      Как твой корабль ко дну идет.

                                             О. Мандельштам

 У Эдгара По есть рассказ "Низвержение в Мальстрем" – об ужасающем опыте  падения в морскую бездну. Корабль с двумя братьями  на борту попал в гигантский водоворот и приближается к его центру. "Шхуна, казалось, повисла,  задержанная  какой-то  волшебной силой,  на половине своего пути в бездну, на внутренней поверхности огромной круглой воронки невероятной глубины; ее совершенно гладкие стены можно  было бы  принять  за черное дерево, если бы они не вращались с головокружительной быстротой…"

Старший брат отчаянно вцепился в рым, кольцо на краю шхуны. Младший,  наблюдая движение разных предметов, захваченных воронкой, замечает, что чем меньше предмет и чем ближе он по форме к цилиндру, тем дольше он остается на поверхности, как бы вращаясь вместе с ней. И тогда этот наблюдатель привязывает себя к бочонку из-под воды и бросается в воронку, которая, проглотив корабль, постепенно начинает разглаживаться, оставляя бочонок и привязанного к нему человека на своей поверхности. Младший брат поседел от ужаса – но выжил и смог рассказать нам свою историю.

О чем эта притча? Когда гигантский корабль империи попадает в водоворот и идет ко дну, не стоит цепляться за него. Найдите свой маленький бочонок и крепко привяжите себя к нему. К искусству, к природе, к своим близким и друзьям, к любимому делу… С бочонком легче остаться живым в водовороте, который разносит в щепы целые цивилизации и государства.

Это по сути тот же вывод, что в вольтеровском "Кандиде": "Надо возделывать свой сад". Но во время больших катастроф и кораблекрушений, когда на терпеливое возделывание сада не остается времени, приходит другая спасительная метафора. Привяжите себя к бочонку.

Long Island

Маниакальная витальность. По поводу фильма Ларса фон Триера "Нимфоманка"

Про Достоевского в его время писали: "жестокий талант". Про Ларса фон Триера можно сказать: "злой гений". Совершенно беспощадный к своим героям и готовый разверзать адовы бездны внутри них. Человек не просто уступает давлению зла, он им одержим, он реализует себя во зле и разрушении.

Collapse )