Михаил Наумович Эпштейн (mikhail_epstein) wrote,
Михаил Наумович Эпштейн
mikhail_epstein

Categories:

Странные сближения

Умберто Эко и Лаврентий Берия

На днях у нас в университете с циклом лекций выступал Умберто Эко. В понедельник, на обеде, я рассмотрел его поподробнее. В свои 76 он не так уж похож на свои известные прежние фотографии. Сбрил бороду, остались только усы. Большой голый череп в окаймлении черных волос. Стал немножко похож на позднего Лаврентия Берию. Такая у меня промелькнула случайная ассоциация – и растворилась...



Каково же было мое удивление, когда в середине своей лекции Эко вдруг заговорил о Берии, причем не мимоходом. Лекция называлась "Автор, текст и интерпретаторы", и Эко обратил внимание на то, что у Джойса в "Поминках по Финнегану" слово "burial" (похороны, погребение) пишется через букву "е", "berial". Например, "...berial, All, Nopper Tipped a Nappiwenk to his Notylytl Dantsigirls, ... Nor to Ba's berial nether, thon sloghard, this oldeborre's yaar ablong…" Напомню, что джойсовский язык в "Поминках" трудно считать английским, он именно джойсовский, уникальный. Эко предположил, что Джойс вписал в слово "погребение" имя Берии (слово "berial" можно передать как "погбериение" или "погребериение"), и минут пять обсуждал причины и возможности такого "обериения" слова "погребение" в 1930-е гг., еще до того, как Берия приобрел международную известность (Джойс умер в 1941 г.).

Вероятность того, что Умберто Эко заговорит в своей литературно-теоретической лекции про Берию, была ничтожно мала, как случайно и прихотливо было уловленное мною физиогномическое сходство. Но сложившись вместе, они дают нечто не вполне случайное, природу чего я не решаюсь раскрыть. Может быть, эта природа проявляется и в анаграмматической перекличке имен, содержащих общий слог "бер": "Умберто" – "Берия". Известно, что писатели – большие охотники до анаграмм, особенно если речь идет о вариациях букв в их собственных именах.

Основная мысль Эко в этой лекции была о том, что у литературного произведения есть несколько разных, несовпадающих интенций (намерений-смыслов). Есть интенция автора, интенция читателя и интенция самого текста. К этим трем, выделенным Эко, мне хотелось бы добавить еще одну: интенцию случая, т.е. накопления внетекстуальных случайностей, перерастающих в неслучайное. Назвать это "волей судьбы" было бы слишком громко, а "игрой случая" – в самый раз. Именно эта интенция прочитывалась для меня в докладе Эко, в его бериевском пассаже. Это была, очевидно, не интенция автора, не интенция текста и не интенция читателя, поскольку эти интенции не предусматривали внешнего сходства Умберто с Берией и созвучия их имени и фамилии. Это была четвертая интенция, вырастающая из-за спины первых трех, так сказать, иронически нависающая над ними.

Но этим же подтверждалась и другая теоретическая посылка Эко, впрочем, не оригинальная, общесемиотическая, восходящая еще к Ч. Пирсу: о множественном коде любого текста, о том, что каждая интерпретация в свою очередь поддается интерпретации. В замыслы докладчика вряд ли входила моя интерпретация его доклада в разрезе "Умберто Берии", но, возможно, и за ней уже стоит еще более искушенный и иронический интерпретатор, на которого я боюсь оглянуться...

PS
В докладе Эко прозвучал еще один российский мотив. Оказывается, замысел его последнего романа "Таинственное пламя царицы Лоаны", вышедшего в Италии в 2004 г. и недавно переведенного на русский, напрямую связан с книгой выдающегося советского психолога А. Р. Лурии (1902 – 1977) "Маленькая книжка о большой памяти". Герой романа, библиоман и эрудит, на склоне лет начисто забывает свое имя и идентичность, но восстанавливает историю своей жизни по фрагментам прочитанных и запомненных книг. А герой психологического исследования А. Р. Лурии – мнемонист Ш., обладатель безграничной памяти, которая строится вокруг ассоциативных связей и синэстезии, способности воспринимать слитно представления и ощущения разных рядов: числовые, зрительные, слуховые, обонятельные… Книжка Лурии, можно сказать, подарила Эко идею мнемонического романа.

Вот такой широкий российский след: от Берии до Лурии... Умберто Эко вообще на редкость хорошо осведомлен в российской гуманитарной науке (намного больше других деятелей западной культуры - неславистов), поскольку семиотика в 1960-е – 1980-е двигалась единым международным фронтом и Ю.М.Лотман и В.В. Иванов входили в круг его единомышленников и друзей.

PPS
В своем семинаре по Достоевскому я упомянул о лекциях Эко, тем более, что он и о Достоевском успел высказаться. Ни один из моих студентов на этих лекциях не был. Ни один из них не слышал имени Umberto Eco. Никому из них ничего не сказали такие заглавия, как "The Name of the Rose" и "Foucault's Pendulum." Tакая вот gloria mundi. Правда, среди них не только будущие русисты, но и физики, биологи, экономисты, политологи. Интересно было бы провести такой же микроопрос среди российских студентов.
Tags: chance, emory, interpretation, literature, strange affinities, umberto eco
Subscribe

  • Весь мир — эссе.

    На сайте Imwerden — спасибо его создателю Андрею Никитину-Перенскому! — выложен для чтения/скачивания двухтомник моей эссеистики:…

  • Homo Scriptor

    Первые главы книги Homo Scriptor теперь доступны на Литрес для чтения: Марк Липовецкий. Mark Lipovetsky. Предисловие. Александр Генис. Alexander…

  • Герой нашего времени — человек в футляре.

    Сегодня по-новому перечитываются даже до скуки знакомые хрестоматийные тексты. Например, "Человек в футляре" — отталкивающий…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 14 comments

  • Весь мир — эссе.

    На сайте Imwerden — спасибо его создателю Андрею Никитину-Перенскому! — выложен для чтения/скачивания двухтомник моей эссеистики:…

  • Homo Scriptor

    Первые главы книги Homo Scriptor теперь доступны на Литрес для чтения: Марк Липовецкий. Mark Lipovetsky. Предисловие. Александр Генис. Alexander…

  • Герой нашего времени — человек в футляре.

    Сегодня по-новому перечитываются даже до скуки знакомые хрестоматийные тексты. Например, "Человек в футляре" — отталкивающий…