Михаил Наумович Эпштейн (mikhail_epstein) wrote,
Михаил Наумович Эпштейн
mikhail_epstein

Category:

Мы, гуманитарии... (окончание)

Продолжаю отвечать на вопросы Марии Куликовой.

5. Несмотря на популярность среди достаточно широкого круга «пытливых умов», в современном исследовательском сообществе проективные методологии воспринимаются неоднозначно, приживаются, можно сказать, с трудом. Как Вы думаете, чем это обусловлено?


Новому вообще трудно – всегда и везде. Легко только, когда оно уже стало старым. Трудно в свое время было Ломоносову, Хлебникову и Бахтину, а теперь, когда их самих нет, их идеям легко, потому что время все перетирает, так что пищу, разжеванную "челюстями времени", могут употреблять даже младенцы. Проективные же методологии – это не просто новые идеи в науке, это переворот во взглядах на природу и назначение гуманитарных наук. К такому трудно привыкнуть, тем более за жизнь одного научного поколения. Но представим себе, что есть физика, химия, биология, другие фундаментальные науки – но нет технологий, на них основанных и в свою очередь их развивающих. Нет инженерных и конструкторских профессий. Нет автомобилей и самолетов. Нет медицины. Нет агрономии. Только изучение природы, но не трансформация ее.
В таком положении были гуманитарные науки до последнего времени. Считалось, что они изучают человека и все области его культурных свершений, но при этом сами остаются пассивными, у них нет своих технологий. Лингвистика изучает существующие языки, но не может предлагать каких-то изменений, расширений в их лексико-грамматических системах. Философия спорит о первопринципах и универсалиях существующего мира, но не участвует в построении виртуальных и альтернативных миров, обретающих постепенно сенсорную достоверность и практически обживаемых человеком. Без этих лингвистических, философских и пр. технологий, без своих проективных расширений гуманитарные науки обречены остаться тем, чем осталась бы астрономия без космической техники, без ракет, реактивных двигателей, искусственных спутников Земли, космических станций и пр.

6. Вы, как представляется, самый «сетевой» современный исследователь, философ, филолог. Научное-творческое существование в эпоху Сети отличается от доинтернетовского периода?

Да, сильно отличается, открывая гораздо больший простор именно проективному мышлению. Исследовательский, собственно познавательный труд гуманитарных наук очень облегчается и ускоряется интернетом. То, на что раньше исследователи тратили годы, перерывая груду библиотечного, архивного, энциклопедического, описательно-исторического, изобразительного материала, теперь делается в течение нескольких дней или недель. Например, то, чем всю жизнь занимался вручную М. Л. Гаспаров, высчитывая ритмику стихосложения у сотен поэтов, теперь можно поручить компьютерной программе. Чем же остается заниматься гуманитарию? Он все более становится творцом или сотворцом тех человеческих миров и знаковых систем, которые он изучает, – и одновременно перестраивает, перекодирует, развивает, усложняет в процессе такого активного изучения. Соотношение изобретательского и исследовательского все больше меняется в пользу изобретения, и в этом огромную роль играет интернет, делающий информацию (всю область знания) доступной моментальному обозрению и быстрой переработке.

7. Какой из Ваших проектов (сетевых и не только) Вы считаете самым удачным (любимым)? Почему?

"Дар слова. Проективный словарь русского языка". Он выходит еженедельно в виде сетевой рассылки для 4,5 тысяч подписчиков уже 10 лет (с апреля 2000 г.) В каждом выпуске – новые слова, понятия, идеи, термины, которые впервые артикулируются по-русски, да и на любом языке. Это – проективная лингвистика, опыт системного восполнения лакун в естественном языке. Язык – основа всех знаковых систем и культуры как целого, поэтому из всех проективных гуманитарных дисциплин проективная лингвистика мне всего дороже.
Подписка.
Все выпуски.

8. В какие «возможностные дали» направлены Ваши творческие усилия сегодня? Какие труды или, может быть, новые проекты планируете осуществить в ближайшее время?

Я сейчас на точке прощания с прошлым, но еще не встречи с будущим. Жду, когда оно выплывет из-за горизонта. Начинается новое десятилетие и в жизни века, и в моей собственной. Предыдущее десятилетие, "нулевые" (а для меня – пятидесятые) проходило для меня под знаком таких книг, как "Философия возможного" и "Знак пробела. О будущем гуманитарных наук", и таких сетевых проектов, как "Дар слова" и сетевой журнал "Веер будущностей". Надеюсь, что новое десятилетие принесет не меньше удивлений и неожиданностей. Но их нельзя запрограммировать. Проект "Дар слова" зародился внезапно, за один день в середине апреля 2000, ровно десять лет назад. И я надеюсь на новое озарение, парадигмальный сдвиг в своем сознании. Но такие вещи не вымучиваются, а только случаются – в сотрудничестве с неведомым, когда оно само хочет себя объявить, показать свой краешек в вещах известных и вдруг по-новому озаряемых, играющих новой гранью.

Благодарю за беседу!
24 марта 2010
Tags: future, humanities, projects, science
Subscribe

  • Время, назад! От ретро- к некро-.

    "— Мертвые следуют за нами, — сказал Леголас. — Я вижу тени всадников, тусклые стяги, как клочья тумана, копья, точно…

  • Поездка в Виттенберг.

    Поскольку путешествия отменены (пандемия — сильнейшая "культура отмены", "cancel culture"), возвращаемся памятью в…

  • Весь мир — эссе.

    На сайте Imwerden — спасибо его создателю Андрею Никитину-Перенскому! — выложен для чтения/скачивания двухтомник моей эссеистики:…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 3 comments