Михаил Наумович Эпштейн (mikhail_epstein) wrote,
Михаил Наумович Эпштейн
mikhail_epstein

Category:

Ответы Андрею Илларионову

Андрей Николаевич Илларионов разместил в своем блоге ряд вопросов ко мне. Воспроизвожу свои ответы.

Михаил Наумович, спасибо за Ваш комментарий и за ссылки.
Знакомство с Вашими и другими материалами порождает ряд вопросов.

Уважаемый Андрей Николаевич,
постараюсь ответить на Ваши вопросы (не на все смогу).

1. <как мало новых слов прибавилось в русском языке за последние полтора столетия... - меньше 10 тысяч>
Как получена эта цифра?


---Четырехтомный Словарь церковно-славянского и русского языка, выпущенный Императорской Академией Наук в С.-Петербурге в 1847 г., содержал 114 749 слов.
Словарь современного русского литературного языка, изд. Академии Наук СССР (17 тт., 1948-1965) - 120 480 слов.
Во всех словарях русского языка советской эпохи, изданных на протяжении 70 лет, в общей сложности приводятся около 125 тысяч слов. Столько слов содержит Обратный словарь русского языка. (М., Советская энциклопедия, 1974), в котором полностью отражен состав основных словарей советского времени (включая Большой Академический (семнадцатитомный), Малый Академический (4 тт.) и Словари под редакцией Д. Ушакова (4 тт.) и С. Ожегова.).
Вот так, вычитая из 125 тыс. всеx слов советской эпохи 114 749 слов, содержавшихся в словаре 1847 г., я и получил цифру около 10 тыс. И по этому поводу написал: "Удивительно, как мало новых слов прибавилось в русском языке за последние полтора столетия, в результате всех революций и реакций, войн и кризисов, научного прогресса и социальных катастроф. "
http://magazines.russ.ru/continent/2007/132/ep21.html


2. <Динамика языкового развития прослеживается через объем самых полных словарей соответствующих периодов.>
Критерии подбора слов в каждом словаре были свои, методология различна, на что, в частности, на примере словаря Даля Вы неоднократно обращали внимание. Можно ли эти словари сравнивать друг с другом? Точнее: какие поправки надо применять, чтобы сравнения были бы небессмысленными.

---Думаю, что словари сравнивать можно (как можно сравнивать и языки), но при этом нужно учитывать множество факторов. Такие исследования мне неизвестны, боюсь, что в России их вообще нет.

3. В дополнение к дескриптивным и проективным подходам к словарям можно выделить еще несколько критериев подбора слов в словарь литературного языка (уверен, Вы назовете их больше или поправите условия):
- слова, в настоящее время активно используемые большинством носителей языка (отдельные вопросы - что такое активное использование и что такое большинство);
- слова, в настоящее время активно используемые узкими группами носителей языка (диалектные, местные, профессионализмы, жаргонизмы и т.п.);
- слова, ранее активно использовавшиеся, но в настоящее время вышедшие из текущего употребления (архаичные, устаревшие);
- слова в своей основной форме (без приписок словоформ, "дутых" единиц словоизменительного, нежели словообразовательного, характера, регулярных форм грамматического изменения глаголов и т.д.);
- слова, могущие быть потенциально созданными исходя из морфологических закономерностей языка (Ваша идея Проективного словаря).
Эти критерии, даже если они и провозглашены, в реальной работе по составлению словарей могут не соблюдаться, понимание их разными авторами может не совпадать. Есть ли возможность сделать хотя бы приблизительную классификацию существующих словарей по критериям подбора слов в них, применить к ним соответствующие количественные поправки и провести более или менее аккуратное сопоставление динамики словарного состава исходя из соблюдения более жестких критериев?

---Вы очень хорошо обозначили проблему, но для ее решения нужен был бы Институт словареведения (и словареводства), а наши три лингвистических института (два в Москве, один в Питере) не справляются.

4. Какого типа словарь, исходя из критериев подбора слов в нем, на Ваш взгляд, действительно заслуживает именования основного словаря языка?

---Я думаю, что если бы слить 20-томный Академический Словарь, выпускаемый ныне в Питере, и такие словари, как, например, "Большой словарь русской разговорной речи" под ред. В.В. Химика (СПб, 2004), Словари языковых изменений под ред. Г. Н. Скляревской и др. словари общеупотребительного жаргона и неологизмов, то получился бы словарь, приблизительно сооветствующий по полноте Вебстеровскому или Оксфодовскому. Модель традиционного российского Академического словаря с его ориентаций на литературный и нормативный язык 20-30-летней давности морально устарела.

5. В какой степени какие-либо из упомянутых (или: не упомянутых) выше критериев соблюдались в течение веков при составлении словарей английского языка? Какие из словарей английского языка являются сопоставимыми друг с другом?

---Эти вопросы требуют отдельного исследования.


6. В издании вебстеровского словаря 1934 года - 600 тыс. слов, в издании 1961 г. - 450 тыс. В Оксфордском словаре 1992 г. - 500 тыс. Можно ли на этом основании делать вывод о том, что количество слов в аглийском языке сократилось?

---Нет, не сократилось, но изменились, устрожились критерии лексикографического отбора, было выброшено много историзмов и диалектизмов (или тех, что стали таковыми к 1960-м).

7. Global Language Monitor не выдерживает критики с точки зрения соблюдения базовых требований научного исследования. А онлайновый вебстеровский словарь приемлем? Почему? Сколько слов в нем? По динамике слов в нем можно судить об эволюции английского языка?

---Данные, которым можно абсолютно доверять: в английском языке на начало 1990-х гг. было примерно 750 тысяч слов: в третьем издании Вебстеровского (1961) — 450 тыс., в полном Оксфордском (1992) — 500 тыс., причем более половины слов в этих словарях не совпадают. Эти данные и подсчеты приводит один из крупнейших и авторитетнейших лингвистов англоязычного миа: David Crystal. The Cambridge Encyclopedia of the English Language. Camridge, New York, 1996, p. 119. Можно не верить Global Language Monitor, уверждающему, что число слов в английском языке уже перевалило за миллион. Но если исходить из того, что двадцать лет назад в нем было 750 тыс. (а эти данные достоверны), то и миллион к 2010 г. предстает цифрой достаточно правдоподобной.


8. Есть ли оценки (базирующиеся на словарях или других источниках) количества слов в крупнейших современных языках - например, во французском, испанском, немецком, итальянском, турецком, арабском, хинди, китайском? Есть ли подобные оценки для древнегреческого и латыни?

---Я много раз спрашивал своих коллег по университету – китаистов, германистов, испанистов. Никто ничего не знает. А узкие специалисты, которые могли бы ответить на этот вопрос, мне неизвестны.

9. В одной из Ваших статей Вы оценили размеры лексического запаса русского языка примерно в 40 тыс. единиц. Как бы Вы оценили эволюцию этого показателя за последние 2-3 столетия?

---40-50 тыс. – исходя из того, что слова с уменьшительными суффиксами не стоит считать 4-5 раз как самостоятельные лексические единицы. Наряду с названием гриба "груздь" отдельно считаются и "груздик", и "груздочек", и "груздище", и так почти по всем существительным, вот и набегают лишние тысячи и даже десятки тысяч слов. Видовые пары глаголов и возвратные глаголы с постфиксом –ся самостоятельными лексемами тоже вроде считаться не должны, поскольку это словоизменение, а не словообразование. Я знаю от Н. Н. Казанского, директора Института лингвистических исследований в СПб, что его коллеги, составители подобных словарей, отнеслись к моим выкладкам недоброжелательно (а как иначе можно отнестись к упрекам в лексикографических приписках?)
http://magazines.russ.ru/znamia/2006/1/ep13.html
Но никто по существу мне не возразил, не было ни одного случая гласной полемики – видимо, и возразить нечего.
Мне трудно судить, как исторически рос русский язык в количественном измерении, помимо ранее приведенных мною данных о составе его словарей. Для этого нужны специальные исследования. Моя область – не историческая, а проективная лингвистика.

10. Если применить такой же подход к английскому языку, какими будут размеры его лексического запаса? Как они менялись за те же 2-3 столетия?

---Не берусь судить.


Буду признателен за Ваши ответы и, если есть соответствующая литература, за ссылки на нее.

---В заключение поделюсь общим соображением, которое Вам, как политику, может быть небезразлично.
Русский язык уже много десятилетий лексически развивается за счет импорта иностранных слов (в основном английских). Сам он давно уже ничего не экспортирует. После “гласности” и “перестройки” нет, практически, ни одного русского слова, хотя бы на краткое время вошедшего в международный обиход. Это очень плохо для престижа страны, входящей в 21 век энергетической сверхдержавой и интеллектуальной недодержавой. 21-ый век – это век интеллектуальных технологий, и на нефть и газ полагаться не стоит. Одно новое слово, понятие, идея, вошедшие из русского языка в международный обиход, будет больше значить для престижа страны, чем еще одна газовая труба. Какая из властных структур в России задумывается об этом? Лакуны не только среди слов, одна огромная лакуна на том месте, где должны были быть организации, сознательно работающие над расширением российской ноосферы и лингвосферы.

В русской лингвосфере этим, увы, никто не занимается, кроме неформальных групп, объединившися вокруг электронной рассылки “Дар слово” (с 2000 г., свободная подписка на инете)
http://subscribe.ru/catalog/linguistics.lexicon
и Клуба СЛОВО при Имхонете. http://blog.imhonet.ru/author/konkurs1/post/557791/
Там, кстати, сейчас все еще идет (до 15 дек.) открытое голосование по словам-финалистам конкурса Слово года.
http://blog.imhonet.ru/author/konkurs1/post/1045766/

Tags: dictionary, language, society
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 16 comments