Михаил Наумович Эпштейн (mikhail_epstein) wrote,
Михаил Наумович Эпштейн
mikhail_epstein

Categories:

Стрекозы, муравьи и стремуры

Есть люди жизни и люди принципов. Условно их можно назвать стрекозами и муравьями. Первые живут как живется, не заботясь о целях и результатах. Наташа Ростова у Толстого, Иван Северьяныч Флягин, "очарованный странник" у Н. Лескова, Дмитрий Карамазов у Достоевского – примеры этого типа. Вторые подчиняют свою жизнь системе правил и убеждений. Это может быть принцип практической целесообразности, как у крыловского муравья. Или мировоззренческий, политический, этический, религиозный принцип: подчинить свою жизнь определенным идеям и идеалам, достичь духовного просветления, создать шедевр, стяжать власть и славу и т.д. Грибоедовский Чацкий, гончаровский Штольц, Рахметов Чернышевского – очень разные примеры этого муравьиного типа.



Мне милы стрекозы, хотя более понятны муравьи. Как Мандельштам, я завидую осам (сестрам стрекоз), жадно сосущим ось земную. Я сознаю, что цивилизация строится муравьями, и всеми историческими свершениями и славой веков мы обязаны их накопительно-созидательной деятельности. Я увлекаюсь стрекозами и, как правило, уважаю муравьев.

Но более всего мне интересны не те и не другие, а люди, для которых само совмещение жизни и принципов представляет проблему. Которые не просто живут, отдаваясь потоку жизни. И не просто трудятся, подчиняя свою жизнь более или менее достойной цели. Но люди, для которых важно то и другое, и они не знают заранее, как это совместить. Они на свой страх и риск пытаются проложить свой путь между стрекозиным и муравьиным, поэтому для простоты их можно назвать стремурами.

Стремуры то отдаются на волю жизни, пытаются все в ней изведать, впадают в жизнелюбие, порой неистовое и даже саморазрушительное; то спохватываются, обуздывают себя, ищут принцип, которому могли бы себя подчинить, и порой ломают свою жизнь во имя этого принципа. Первой в ряду таких характеров мне почему-то видится героиня бунинского "Чистого понедельника", хотя есть и гораздо более развитые типы, например, Пьер Безухов у Толстого, который мечется между "живой жизнью" и идеалами то религиозного, то политического служения. Мне кажется, этому типу принадлежит и Алеша Карамазов, не столько явленный в "Братьях Карамазовых", сколько задуманный для второго романа. Это люди, которые ради вдруг обретенных принципов могут изменить свою жизнь. И они же перед лицом жизни могут изменить свои принципы, даже изменить принципам.

Tags: ethics, human types, life
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 4 comments