Михаил Наумович Эпштейн (mikhail_epstein) wrote,
Михаил Наумович Эпштейн
mikhail_epstein

Category:

Первая годовщина смерти Д. А. Пригова.

Дмитрий Александрович Пригов умер в ночь с 15-го на 16-ое июля 2007г., после обширного инфаркта. Ему было 66 лет.



Я думаю, что в восприятии его поэзии скоро свершится "метанойя", перемена ума. Нам все казалось, что за лирикой прячется искусный имиджмейкер, мастер концепта. А вдруг окажется, что за концептами прятался лирик, поэт первейших, сумбурных движений нашей неистребимо мещанской души... Как, например, в этих стихах:

Килограмм салата рыбного
В кулинарьи приобрел.
В этом ничего обидного!
Приобрел и приобрел. 


Сам немножечко поел,
Сына единоутробного
Этим делом накормил 


И уселись у окошка 

У прозрачного стекла 

Словно две мужские кошки
Чтобы жизнь внизу текла.

Впрочем, у Пригова никто ни за кого не прячется, они стоят рядом, вполуобнимку: простецкий, народно-мещанский лирик – и мейкер этого самого имиджа.

17-18 июля в Москве состоится первая конференция памяти Д. А. Пригова "Неканонический классик".
http://www.nlobooks.ru/rus/spetsproekty/996/997/

Там прозвучит и мой доклад: "Сорванное сознание: Народное любомудрие у Д.А.Пригова". Сам я, к сожалению, участвовать не смогу. Мой доклад прочитает Евгений Добренко. Mаленький отрывок:


Если есть милиционер, как эле-мент в иерархии советского общества, то у Пригова он становится Милицанером, т.е. одновременно снижается до просторечия (милицанер) и поднимается до большой буквы (Милицанер), возводится в некий абсолют, фигуру всемирного начальника, стража мирового порядка, демиурга. Если "махроть" - приговское "всечто", то Милицанер - "всекто", т.е. универсальная фигура, всюду являющая себя, за все отвечающая, держащая все под своим наблюдением и контролем. Такая двойная трансформация: опрощение и возвеличение - и есть фигура народного любомудрия у Пригова. Образ или слово одновременно онароднивается (снижается, опросторечивается) и омудривается (философизируется, универсализируется), чем и достигается его принадлежность "философии народа, народом и для народа".

Графика и пунктуация приговского стиха соответствуют этому двойному жесту опрощения-омудрения. С одной стороны, Пригов вообще пропускает знаки препинания либо ставит их избирательно, "как Бог на душу положит". Например, он выделяет сравнительные обороты и обращения запятой только с одной стороны, имитируя тем самым народную небрежность, недоученность, "гимназиев не проходили". С другой стороны, все стихи начинаются с прописной буквы, как в "большой", классической поэзии, "как у Пушкина". Опять-таки двойной жест: снижения - возвышения, неграмотности и пафосности.

О, только ты, Милицанер
Как столп и символ Государства
И волею исполнен страстной
Возьмешь их, как в святом бою
Под руку сильную свою
Tags: conceptualism, conference, language, literature, poetry, prigov
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 1 comment