Михаил Наумович Эпштейн (mikhail_epstein) wrote,
Михаил Наумович Эпштейн
mikhail_epstein

Categories:

3 и 8. Александр Надеждович Пушкин и другие


Поздравляю всех писательниц и читательниц ЖЖ с наступающим праздником 8 марта. Суффикс –ниц-, такой женственный, правильно указывает: ниц перед ними!

…До чего мы дошли – забыли слово "ниц". Мой компик на ходу переправляет его на Ницше, того самого, что советовал приходить к женщине с плеткой. А я советую приходить к ней с протянутыми руками и падать ниц. Переобучу свой комп, чтобы он переправлял "Ницше" на "ниц", так будет философичнее. Тем более что сама философия – это женский праздник, не однодневный, а почти уже вечный: любовь к Софии, к премудрости, олицетворяемой женщиной.

Происхождение праздника 8 марта туманно.




Решение о нем было принято в 1910 г. на Международной конференции социалисток в Копенгагене по инициативе Клары Цеткин. Но почему именно 8 марта? Порою ссылаются на тот факт, что 8.3.1857 текстильщицы Нью-Йорка прошли с маршем по улицам города, протестуя против низких заработков и плохих условий труда (это примерно как 23 февраля возводить к дню поражений Красной армии под Псковом и Нарвой. Причем тут 1857 г. и почему надо было ждать 53 года, чтобы его впервые отметить?)

Более убедительная трактовка возводит 8 марта к еврейскому празднику Пурим, который отмечается в начале марта по скользящему лунному календарю, - в честь библейской Эсфирь, которая во время вавилонского плена (480 г. до н. э.) спасла свой народ от истребления. Возможно, что Клара Цеткин решила связать революционные задачи женского пролетариата с образом героической женщины Израиля.

Не вдаваясь в историческую подоплеку праздника 8.3, хочу только указать на одну из возможных причин его несомненного обаяния и устойчивости. Числа 8 и 3 - самые женственные и даже могут восприниматься как геометрически условные очертания женской фигуры. Кстати, направление "кубизм" больше пригодилось бы для изображения мужчин, хотя и обращалось преимущественно к образам женщин. Это все равно как цифры 3 и 8 изображать цифрами 1 и 4. Почему еще никто не изобрел "сферизма", который представлял бы мир в кругах и шарах, а не кубах, квадратах и острых углах? К тому же 8 - знак самовоспроизводства и бесконечности, которые именно женщины обеспечивают человеческому роду, производя от двоих 3-го. Как бы ни обосновывался этот праздник исторически, его датировка навеяна и подкреплена фигуративной магией чисел. Сами их очертания уже праздничны.

Одна из немногих мыслей В. И. Ленина, к которым я отношусь с симпатией, - о том, что каждая кухарка могла бы управлять государством. Добавлю: смогла бы гораздо лучше, заботливее, сердечнее и созидательнее, чем сам Ленин и его соратники-наследники. Они ведь могли только разрушать материю во имя уительных идей (под это сокращение можно подставить "упоительный", "учительный", "удивительный"…). По сути, их материализм имел такое же отношение к материи, как людоедство – к людям. "Материализм" – это культовый термин жрецов, указание на то, что должно быть принесено в жертву. А кухарка с этой самой материей имеет дело повседневно, чтобы ее возделывать и ею питать, превращать в живую человеческую плоть. Да и сама кухарка становится матерью, рождает живую материю из себя. Она трижды причастна к искусству порождения живого, как кормилица, и роженица, и опять же кормилица и воспитательница своего дитяти, а Ленин, увы, ни разу не причастен, хоть и Владимир Марьевич (как и нынешний премьер)...

Ну и, конечно, в этот день стоило бы мужчинам вспомнить, кем они рождены, кто они по своей, так сказать, голой сути. Пусть не постыдятся своих матчеств – их матерям будет приятно такое поминание. Да и нам нечто новое откроется в человеке, которого мы раньше знали лишь по имени или имени-отчеству. Ах, так он Ольгович! Надеждович! Мы растем с именем матери на слуху, этим именем, как и первым лепетом "мама", лепится наш языковой опыт, наше словесное чувство личности. И нельзя по-настоящему понимать и чувствовать человека, если не знаешь имени его матери. Знать о нем, что он Иван Батькович, – еще недостаточно. Это социальное знание, а персональное, интимное, дружеское, любовное – оно несет в себе запрос на имя матери.

Пусть откроются нам с новой, прекрасно-женственной своей стороны и великие люди, которых мы, казалось бы, хорошо знаем: Александр Надеждович Пушкин, Михаил Марьевич Лермонтов, Николай Марьевич Гоголь, Иван Варварович Тургенев, Лев Марьевич Толстой, Федор Марьевич Достоевский, Антон Евгеньевич Чехов, Петр Александрович Чайковский, Владимир Поликсенович Соловьев, Василий Анастасьевич Розанов, Павел Ольгович Флоренский, Николай Алинович Бердяев, Сергей Татьянович Есенин, Владимир Александрович Маяковский, Михаил Варварович Булгаков, Александр Таисиевич Солженицын... Будем помнить и чтить их и такими, сыновьями своих матерей.

Путь к матриархату или, скажем компромиссно, матропатриархату – долог и труден, пусть он и начнется хотя бы с одного дня.

Tags: celebration, feast, feminine and masculine, figures, matronymic and patronymic, names
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 21 comments