Михаил Наумович Эпштейн (mikhail_epstein) wrote,
Михаил Наумович Эпштейн
mikhail_epstein

Category:

Похвала дому


        Форма дома... обладает такой же внутренней необходимостью, как раковина моллюска, как пчелиный улей, как птичьи гнезда... Душа людей и душа их дома - одно и то  же.


        О. Шпенглер. Закат Европы (т. 2, раздел "Города и народы")

1.

За последние месяцы, в результате продолжительной самоизоляции, мы научились по-новому воспринимать ценности домашней жизни и уединения.  

В библейской Книге Притчей Соломоновых   весь мир представляется как Дом, устроенный Премудростью Божией, как жилище самого Бога. "Господь имел меня началом пути Своего..., когда еще Он не сотворил ни земли, ни полей, ни начальных пылинок вселенной... Премудрость построила себе дом... приготовила у себя трапезу; послала слуг своих провозгласить с возвышенностей городских: 'кто неразумен, обратись сюда!'"  (8: 22, 26; 9:1-5). Дом — место Премудрости, куда она созывает неразумных с открытых полей и площадей. Наш дом так же устроен по образу этого изначального жилища Премудрости, как сам человек сотворен по образу и подобию Бога.   Дом - это мое второе "я", пространственный слепок личности.

И. Левитан. Дача

Такая ситуация освящения домашней жизни уже возникала на моей памяти в позднесоветские десятилетия: дом и кухня  воспринимались как единственно достойная альтернатива выморочной общественности, т.е.  уличности и площадности. Если "оттепельные" годы были для нашей интеллигенции временем пробного выхода на улицу, в карнавальное и диссидентское пространство стадионов и площадей, то в 1970-е годы все уже расходятся по домам, вернее, сходятся в дома, и начинается  домашний период российской культуры (продлившийся до середины 1980-х). Снаружи был вакуум, стылая пустота, ни страха, ни воодушевления, ни даже чего-то любопытного и просто задевающего взгляд;  зато все сосредоточивалось в доме, в круге хозяев и гостей...

Тогда  у меня возник цикл  "Домашние раздумья": "Вся  философия делится на домашнюю, которая  творится изнутри духа, в его уединении,  и уличную, которая вся обращена к массам и живет "текущими" вопросами: заглядывает в чужие окна, призывает ломать чужие засовы. У этой философии есть две основные разновидности: площадная (митинговая, "идеология") и базарная (утилитарная, "прагматизм"). Но самое прекрасное - бродить по дому, уже зная наизусть все вещи и все-таки всматриваясь в них, находя нечто не замеченное раньше.  В доме взгляд обретает глубину, которую теряет взгляд путешественника: ведь перед ним проносятся тысячи новых вещей, от которых он успевает ухватить лишь поверхность." (1978) 

Можно даже вообразить домовитян, или доместиканцев (domesticans, от латин. domesticus  — "домашний") — членов религиозно-культурного ордена, исповедующего святость дома. Орден доместиканцев распространен во многих странах мира, но опыт русских собратьев считается особенно поучительным, поскольку им пришлось выстоять и сохранить свой очаг в эпоху бездомности, под властью "общевизма". *     

2.

У домовитян преобладает конструктивный подход к домашним делам - это скорее активное домоводство, чем пассивное домоседство. Они стремятся превратить свои дома в мастерские, в музеи, в храмы, т. е. сосредоточить в них всю совокупность жизненных и творческих предназначений, которые обычно распределяются между узко функциональными общественными зданиями. Там, на заводах и на полях, в театрах и казино, множество субъектов имеют один предикат: тысячи людей вытачивают детали, или нагружают конвейер, танцуют, или играют в рулетку. Здесь, в доме, единичный субъект имеет множество предикатов: хозяин и слуга, сын и отец, работник и воспитатель, читатель и творец. Дом - это свернутая в себя бесконечность культуры, это синтез искусств, наук, ремесел, разбросанных по дальним уголкам цивилизации.

Домашнее тепло распространяется не только в пространстве, но и во времени, соединяя потомков с предками. Домовитяне почитают вещи, доставшиеся им в наследство, и создают для них особые пространства в интерьере — так называемые пенатотеки, от имени малых римских богов "пенатов", которые, в отличие от проказливых и беспокойных русских домовых, досаждавших хозяевам, считались надежными стражами дома. Здесь можно увидеть старинные часы, шкатулку или скрипку, на которой играл eще прадед... Так восстанавливается древняя традиция почитания домашних божеств. Дом в представлении домовитян - это место схождения разных времен и пространств, место встречи близких и дальних, живых и мертвых, где все они делаются своими друг для друга.

Домовитяне стараются дать своим детям домашнее образование. Здесь же, если условия позволяют, они развешивают картины и размещают музыкальные инструменты, устраивают спортивную площадку... Одним словом, дом становится прибежищем той культуры, которая политическим или биологическим вирусом изгнана из внешнего пространства. Культура на своих высотах творилась в тесных кружках, дворянских усадьбах,в гостиных и даже на кухнях. Перенос культуры на дачу, в квартирный быт, на кухню, в комнатную аудиторию - это целая эпоха Вторичного Одомашнивания.

Известно, что давным-давно, примерно десять тысяч лет назад, происходил великий процесс доместикации диких растений и животных, в результате чего и возникла цивилизация. Но постепенно эта цивилизация так разрослась и подчинила себе природу, что вопрос встает уже по-другому: как одомашнить саму цивилизацию? Как укротить её социальные организмы, превзошедшие в своей мощи свирепых хищников?

С тех пор, как Адам был изгнан из рая, началась всемирная история - суровая и беспощадная к человеку. Но подобие Эдема было сохранено в тайне человеческого жилища. Дом, по древнейшему преданию, и есть райское древо жизни, в сердцевине которого ты пребываешь, пока не выходишь за порог, в круги общественного ада. И тогда новым значением наполняется мысль Б. Паскаля. "Я неоднократно размышлял о том, сколько беспокойств, опасностей и невзгод навлекают на себя люди, живя при дворе или сражаясь на войне..., и  пришел к выводу, что главная беда человека - в его неспособности  к домоседству". ("Мысли", 139)

3.

Не только религиозно-этические, но и социально-технические, футурологические концепции ставят дом во главу грядущего миропорядка. По мысли Элвина Тоффлера, высказанной еще в книге "Третья волна" (1980), "распространение электронного жилища...  указывает на ренессанс дома как центрального института будущего, который будет осуществлять все больше экономических, медицинских, воспитательных и социальных функций".

С развитием информационных систем дом становится не только семейной, но и общественной и производственной ячейкой, в  него перемещаются те функции труда, распределения, управления и коммуникации, которые раньше выводили вовне и требовали дальних передвижений. Дом принимает на себя роль школы, учреждения, кинотеатра, выставочного зала. Электронное жилище постепенно втягивает в себя всю систему городских и даже планетарных коммуникаций. Стены опрозрачниваются и, сохраняя комфортную обособленность для индивида, пропускают все необходимое ему, позволяют моделировать в интерьерах все мироздание.

"Умный дом" Билла Гейтса в штате Вашингтон.

Виртуальные миры свободно входят в пространство дома, приносят собой лица и голоса всей планеты, сюжеты и зрелища всех времен и народов.  По-новому, как провидческая фантасмагория, начинает звучать стихотворение Б. Пастернака (1930):

Мне хочется домой, в огромность

Квартиры, наводящей грусть.

Войду, сниму пальто, опомнюсь,

Огнями улиц озарюсь.

Перегородок тонкоребрость

Пройду насквозь, пройду, как свет,

Пройду, как образ входит в образ

И как предмет сечет предмет...

В современном доме времена и пространства входят друг в друга, как образ в образ, — а мы входим в них, как свет, через "тонкоребрость" компьютерных экранов.  Дом распахивается до размеров мироздания — мир сжимается до пространства, где всё свое, все свои. Не так ли начинает осуществляться вековая мечта о конце всякого отчуждения? Не через социальную утопию, не через  революцию, не через экспроприацию экспроприаторов, не через борьбу за мир,  а через вот это, самое простое и надежное: "Премудрость построила себе дом".    

*Подробнее об ордене доместиканцев — в кн. М. Эпштейн. Новое сектантство, С.41-46. (скачать)

Tags: bible, domestication, house
Subscribe

  • О сделанном.

    Возникает хороший обычай — накануне Нового года делиться с друзьями всем сделанным за минувший год, отдавая ему дань уважения, прежде чем с…

  • ПУБЛИКАЦИИ-2014

    Хочу поделиться публикациями 2014 года. Их оказалось несколько больше, чем в предыдущие, потому что я подрядился вести рубрику "Философский…

  • Тексты уходящего года

    Книги 1. Sola Amore: Любовь в пяти измерениях. М.: Эксмо, 2011, 496 сс. http://www.labirint.ru/reviews/goods/282036/ 2. PreDictonary:…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 2 comments