Михаил Наумович Эпштейн (mikhail_epstein) wrote,
Михаил Наумович Эпштейн
mikhail_epstein

Categories:

Мандельштам сегодня

Когда я думаю о происходящем в Москве побоище, то, помимо естественных человеческих эмоций, я испытываю поэтическую правду того, о чем писал О. Мандельштам в своих "Восьмистишиях".

В игольчатых чумных бокалах
Мы пьём наважденье причин,
Касаемся крючьями малых,
Как лёгкая смерть, величин...

Наваждение причин, идущих из глубин русской истории, чума насилия, трупный запах, легкая смерть, исчезающе малые величины — людские жизни, подцепляемые крючьями на чумную телегу истории...

А вместе с тем вспоминается и другое восьмистишие:

Люблю появление ткани,
Когда после двух или трех,
А то четырех задыханий
Придет выпрямительный вздох —
И дугами парусных гонок
Открытые формы чертя,
Играет пространство спросонок —
Не знавшее люльки дитя.

Новая духовная ткань, которая создается среди молодежи на московских улицах; общество, для которого после долгих задыханий приходит пора выпрямительного вздоха, открытый воздух парусных гонок, пробуждение к игре, которая уже не хочет стесняющих люлек...

Иногда нет ничего актуальней, чем поэтическая метафизика.

Tags: history, mandelshtam, poetry
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 3 comments