Михаил Наумович Эпштейн (mikhail_epstein) wrote,
Михаил Наумович Эпштейн
mikhail_epstein

Category:

Наблюдая инаугурацию. Три соображения

1. Насколько все же невероятно, что в эпоху, когда самыми угрожающими и ненавистными именами для американцев стали "Хусейн" и "Осама", президентом Америки становится человек по имени Барак Хусейн Обама. Какую иронию заключает в себе это совпадение, есть ли в нем какой–нибудь провиденциальный смысл – или это невинная лингвистическая шутка истории?


Почему Обама, великий оратор, запнулся во время произнесения присяги, повторяя ее за Верховным Судьей, и тот вынужден был повторить те слова, на которых запнулся Обама? Впервые обратил внимание и на то, как, широко загребая левой рукой, подписывал Обама свои первые документы – оказывается, он левша.

2. Речь Обамы – вполне прагматическая, без особых риторических воспарений, подчеркивает трудности момента. И все же поражает в ней, как и во всем политическом укладе Америки, сила идеализма. И подумалось, что нет, в сущности, ничего прагматичнее, чем вера, чувство правоты и духовная устремленность к действительно высоким и великим целям. Звучит наивно, абстрактно: "вера", "духовная", "высокие и великие". Но это гораздо прагматичнее, чем "доллар", "прибыль", "рынок". Потому что дух – это и есть глубинная реальность человека, то, что движет им изнутри, – и нет более мощных моторов ни для истории, ни для национальной или личной судьбы. Всезнающие циники правы в мелочах, но ошибаются в главном. Идеалисты ошибаются в мелочах, но в главном побеждают.

3. Чистота и резкость, с какой отрезается предыдущий политический период. Сразу же после инаугурации Буш с семьей садится на вертолет и улетает в Техас, на семейное ранчо. Он не участвует даже в праздничном завтраке по случаю инаугурации, на который собрались все–все, даже Маккейн. Нет никаких растягивающих, туманных, сентиментальных моментов, долгих прощаний, наплываний прошлого. Уходя, уходи. Его, Буша, больше нет в жизни страны, теперь им занимаются только историки, для настоящего он значит не больше, чем любой гражданин, человек в толпе. Это вызывает восхищение: острое, секущее, как секира, лезвие времени, его мгновенное торжество. Не просто демократия, но еще более сильная, метафизически неодолимая власть: Хронократия. Власть самого времени.
Tags: inauguration, obama, politics, usa
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 10 comments