October 11th, 2008

Long Island

Если нас перепишут на флэшку, в чьем кармане мы окажемся?

Набросок амбиутопии

Таня Щербина отозвалась на мою статью об электронном читаре комментом (см. предыд. пост) о том, что не только книгам, но и нам, человекам, уготована подобная участь. Отвечу подробнее - отдельным (внеурочным) постом.

Да, есть такая надежда - или опасность - как для кого. Я ношу с собой в кармане флэшку на 4 гигабайта. Все, что я написал, занимает половину этого драйва, да еще там по нескольку вариантов всего. Все, что я еще успею написать (если успею), уместится на этот же драйв, размером с мизинец. Удивительно: мой мозг, работая в течение 40 лет, произвел всего лишь нечто размером с мизинец, а ведь мозговое вещество весьма компактно, это чудо укладки, плотной упаковки. Есть некоторая неловкость и насмешка в том, чтобы уложить в карман все достояние своей мысли и слышать, как оно там брякает между ключами.



Но и дальше носители информации будут сокращаться в размере, и кончится тем, что вся продукция мозга уложится в драйв размером с булавочную головку. А со временем и все, написанное когда-либо на всех языках, весь коллективный разум человечества, можно будет засунуть в карман каждого из его представителей. Каждый человек со всем человечеством в кармане.

Можно далее представить, как пророчит киберизобретатель и футуролог Рэй Курцвайл, что постепенно такому материальному сокращению поддастся и само человеческое тело, так что можно будет в кармане носить полное его описание и инструкцию по сборке. Ведь человек, по Курцвайлу, не субстанция, а информационная модель, матрица (pattern), которая сохраняет свою устойчивость на протяжении всей жизни, хотя материальный состав организма непрерывно меняется; соответственно, она может быть перенесена в другую субстанцию, например, на диск, в память компьютера, откуда может далее передаваться по коммуникационным сетям и размножаться на принтерах в любом числе копий. "…В конце концов мы сможем загрузить эту матрицу, чтобы реплицировать мое тело и мозг с достаточно высокой степенью точности, чтобы копия была неотличима от оригинала". ( Ray Kurzweil. The Singularity is Near: When Humans Transcend Biology. New York: Viking, 2005, p. 383) Человек, несущий в кармане информационную матрицу самого себя...

Впрочем, тогда отпадет и нужда в кармане. Стоит ли печатать тело, если его матрица хранится уже даже не на диске, а в квантовом микрочипе? Зачем все это тело, с его громоздкой, уязвимой, болеющей и смертной субстанцией, если его информационную матрицу можно носить в одной клеточке, уже не просто как "мой текст", но как "текст меня"? Он никогда не сотрется и не исчезнет во вторичном, "посторганизменном" гене, куда организм в конечном счете свернется так же, как развернулся из первичного, биологического гена. Зачем вообще тела возникают из генов – не для того ли, чтобы сжаться заново в искусственный ген, в языковую молекулу, в набор информационных частиц?

Или роскошь обладать своим телом – это гедонизм, который в будущем будет позволен очень немногим? Ведь на них нужны еда, тепло, энергия, транспорт, большие материальные ресурсы. Не лучше ли для сверхразумного человечества, если большая часть его разумов будет компактно обретаться на микрофлэшках, в языковых молекулах, безо всякой надобности в тепле, пропитании? Зачем секс, когда сплошний текст? Такая вот амбиутопия (подчеркиваю: не анти-, а амби-, т.е. одновременно и утопия, и ее противоположность).