Михаил Наумович Эпштейн (mikhail_epstein) wrote,
Михаил Наумович Эпштейн
mikhail_epstein

Categories:

Гиперсемиты и другие "гипер-" (о национальной замкнутости)


        Не так давно, в связи с какими-то моими размышлениями о русской культуре, я получил отповедь в комментариях: "Ох уж эти эпштейны и рабиновичи! Нет им покоя в усовершенствовании чужой жизни! Нет бы научились сначала быть действительно эпштейнами и рабиновичами!... Нам нельзя заниматься чужими делами".


Поначалу решил, что это ласковые предупреждения антисемитов — но оказывается, отповедь пришла из Израиля.  Не вмешивайтесь в ИХ, российские дела! Вот и все отличие от антисемитов. А по сути — та же самая черта оседлости, только охраняемая не извне, а изнутри. Не выпускать "своих" из местечка. Пусть Эпштейны кучкуются среди Рабиновичей и не лезут ни к Ивановым, ни к Джонсонам!

Таких людей, которые держат своих соплеменников за фалды или пейсы и не пущают, я бы назвал гиперсемитами. Это семиты, которые строят черту оседлости изнутри. Приставка "гипер", как известно, означает вредное усиление, разрушительную чрезмерность. "Гипертония" — повышенное кровяное давление. "Гипертрофия" — односторонний болезненный рост. "Гиперинфляция" — быстрый рост товарных цен и денежной массы, который ведет к резкому обесцениванию валютной единицы. Там, где гипер, там слишком много всего — и ничего хорошего.

Вот и гиперсемитизм — это такое раздувание еврейства, которое обессиливает его изнутри, превращает в местечковость, туземность, этнографию. Гиперсемиты бдительно охраняют черту оседлости и действуют, вольно или невольно, заодно с антисемитами, которые сторожат ее извне. Любой еврей, выходящий за пределы своей этничности, раньше или позже почувствует на себе этот контролирующий взгляд: назад! куда высунулся?!  Гиперсемиты сами "осели" и других осаживают.  О чем бы они ни говорили: о физике или литературе — они говорят только о евреях-физиках, евреях-писателях. Ничего, кроме этничности, их не волнует, и любой разговор с  ними сразу скисает, сморщивается до национального вопроса.

Сколько разговоров о национальных корнях —  и кто бы хоть раз, в разговоре о почве и нации,  упомянул о кронах! Представьте себе дерево, настолько искривленное, что всей тяжестью своей кроны оно устремляется обратно к корням и врастает в них, вместо того, чтобы подниматься в небо.

Деревья, растущие обратно. Ботанический сад в Монреале, фото автора, август 2016

Вот это согнутое в дугу  дерево и являет собой образ "цветущего" национализма. Он простирает руки, обнимающие свой народ, лишь для того, чтобы врасти в него ногтями и кистями.

Между тем евреям больше всего подобает гордиться своей всемирностью, как, впрочем, и русским,  по мысли Достоевского: "Да, назначение русского человека есть бесспорно всеевропейское и всемирное. Стать  настоящим  русским,  стать вполне  русским,  может  быть,  и  значит  только  (в  конце   концов,   это подчеркните) стать братом всех людей, всечеловеком, если хотите".  В этом всемирном призвании совпадают русские, евреи, русские евреи, да и все ищущие люди всех наций. Настоящая черта оседлости проходит не между русским и евреями, а между теми, кто хочет из своего этнического заповедника вырваться, — и теми, кто хочет в нем навсегда остаться. В этом смысле антисемиты и гиперсемиты — по одну сторону, а те, кого они не любят и не "пущают", —   по другую.

Такие "гипер" есть среди разных наций. Мне известны "гиперамериканцы", которые выступают не только против иммиграции в свою страну, но и против изучения иностранных языков в Америке. Во всем мире уже и так говорят по-английски – зачем нам их языки! А кто хочет, пусть уезжает из Америки и там изучает... Есть гиперфранцузы, гиперкитайцы, гиперъяпонцы. Это позиция  не столько национализма ("мы лучшие"), сколько изоляционизма ("мы особые"). Нечего нам соваться в дела других народов – и пусть они к нам не суются.  Можно понять реакцию такого этнического эгоцентризма против политики "пролетарского интернационализма" и "рыночного глобализма", проводившейся сверхдержавами.  Но любая замкнутость ведет к загниванию, к генетическому вырождению культуры, которая в условиях замкнутости обречена на инцест, на воспроизведение близкородственных генов. Много ли творчески нового произвела Московская Русь в условиях многовековой изоляции, прерванной только реформами Петра I? И какими открытиями обогатила человечество Северная Корея, живущая по законам чучхэ?

(Из книги "От совка к бобку. Политика на грани гротеска". — Киев: Дух i Лiтера, 2016).

Tags: culture, jews, nationality
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 2 comments