Михаил Наумович Эпштейн (mikhail_epstein) wrote,
Михаил Наумович Эпштейн
mikhail_epstein

ЛИБЕРАЛИЗМ: ВЗГЛЯД ИЗ ЛИТЕРАТУРЫ

Когда это началось - то, что мы переживаем сегодня? Случайно наткнувшись на анкету, опубликованную в журнале "Знамя" (июнь 2004 г.), я вдруг осознал, что уже тогда, 11 лет назад, вектор политической эволюции обозначился вполне четко. Воспроизвожу свои ответы - а полная публикация здесь:

http://magazines.russ.ru/znamia/2004/6/kon11.html

1. Слово «либерал» и от него производные стали определенной частью литературных критиков нового призыва употребляться как бранные, а слово «консерватор» перестало соответствовать своему содержанию. Каковы особенности и в чем причина нового антилиберального давления на либеральные ценности в современной словесности? Разочарование? Поколенческое противостояние? Компрометация либеральных идей?

---Боюсь, что речь идет о более глубоких и долговременных процессах, чем "давление", "разочарование", "компрометация". Всякий радикальный общественный переворот – а таковой и совершается в России с 1985 г. - проходит через определенные фазы, условно говоря: реформа – революция – реставрация. На первом этапе возникает попытка реформировать, олибералить существующий режим: Керенский, Горбачев. Но она проваливается, и ее лидер рассматривается как слабый, недостаточно жесткий, не сумевший удержать власть. Потом начинается собственно революция, производящая коренные преобразования, ломающая весь старый режим, аппарат, идеологию, - это Ленин и Ельцин.


А вот их наследники, вроде бы предназначенные двигать революцию дальше, вступают на путь реставрации. Все разворошенное начинает заново укладываться, цементироваться. Прежняя элита, не сумевшая перековаться и все еще взывающая к идеалам "вольности святой", оказывается в тюрьме или в эмиграции. Ключевыми становятся понятия единства, родины, верности, служения и т.д. Либеральные ценности, ради которых начиналась революция, в этих условиях начинают восприниматься как вчерашние и позавчерашние. Порядок выше свободы. Единство выше многообразия. Судьбы народа важнее прав личности.

Такая реставрационная фаза не может проскочить за год-два, ей требуется развертка в большом историческом масштабе, тем более, что у России в этом плане трудная наследственность: либералы-реформаторы в 1917 г. и года не продержались, революция продолжалась несколько лет, до середины 1920-х, а фаза строительства новой империи затянулась лет на шестьдесят. Конечно, есть надежда, что в 21-ом веке все движется быстрее, государственные и информационные границы проницаемы, так что этап консолидации-ретотализации может свернуться в 10-20 лет. Но есть и тревога: запущенные сейчас механизмы ведут в перспективе не к либерализации, а напротив, к ожесточению власти, и даже нынешний лидер на фоне грядущих его сменить в 2008 г. может восприниматься как либерал, яркий пережиток ельцинской эпохи.

2. После ожесточенной полемики неозападников и неославянофилов конца 80-х — начала 90-х в литературе наступила пауза деидеологизации. Почему возникло новое идеологическое размежевание?

---Идеологизация – признак вхождения в третью фазу (см. выше). Очевидно, что либерализация, идущая до конца, вплоть до господства в обществе рыночных отношений, подрывает основания любой идеологии, в том числе и либеральной. Начинается видеология и видеократия – царство зрелищ, броское и бездумное бытие товара, красноречивое молчание золота. Как только государство начинает "качать права" и перекачивать их из рынка в свой "административный ресурс", начинается реидеологизация. При этом литература может даже оказаться в выигрыше. Слово снова в цене, а писатель снова в опасности.

3. Как вы оцениваете результаты радикального и консервативного проектов в современной литературной практике.

---Мне эти результаты неизвестны, и не думаю, что литература может развиваться или оцениваться по этим линиям разделения. Если Лимонов – это радикальный проект, Солженицын – консервативный, а, скажем, Т. Толстая – либеральный, то мне все эти писатели по-разному интересны, но я не приписываю их художественные достоинства каким-то политическим проектам. Вообще на либеральном поле писателей погуще, чем на всех других, но лишь потому, что "либеральный проект" тогда и оказывается вполне либеральным, когда предполагает свободу от идеологии. Не поэтому ли в вопросе названы только два явно идеологических проекта, радикальный и консервативный, а либеральный опущен? Помимо либерализма как политической ориентации, можно говорить еще о либеральности как неискоренимом условии культуры вообще. Свобода нужна писателю, художнику, мыслителю больше, чем всем другим членам общества, хотя обществу литература, искусство и философия нужнее всего тогда, когда оно несвободно. Подавляющее большинство писателей либеральны по смыслу своего призвания, а относятся ли они к стану либерализма, радикализма или консерватизма – это уже вторичный вопрос.

Tags: cycles, history, ideology, liberalism, literature
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments