Михаил Наумович Эпштейн (mikhail_epstein) wrote,
Михаил Наумович Эпштейн
mikhail_epstein

Category:

С.Дали: Распятие как вознесение

С. Дали, "Христос св. Иоанна Креста" (1950-52)

Это полотно, выставленное в художественном музее города Глазго, знаменует возврат С. Дали в католичество и намерение посвятить себя религиозному искусству.  На картине – распятый Иисус. Но представлен он в неожиданном ракурсе: не снизу, от подножия креста, как обычно  - глазами учеников и потомков, преклоняющихся перед крестной жертвой Спасителя, а сверху, с занебесных высот, куда восходит Иисус. Таким узрел его испанский мистик    16 в. века Св. Иоанн Креста (Хуан де ла Крус) , который оставил карандашный набросок своего видения, -   по его мотивам Дали и создал свое полотно.

Это по сути двойной сюжет: распятие как вознесение. Иисуса окружает тьма. Крест парит в черном пространстве над небом и светилами, – в пустоте, которая была бы незрима, если бы еще выше нее не находился источник света. И сам он остается незримым;  однако  руки Иисуса отбрасывают тени на перекладину креста. Не видно ни гвоздей, ни ран, ни крови, никаких следов страдания и смерти. Тело Иисус поражает атлетическим сложением,  крепкой мускулатурой, он похож на спортсмена, который, отталкиваясь от креста, готовится  совершить прыжок в высоту.

Распятие нависает над поверхностью неба,  земли и воды. В самом низу картины – озеро и три человеческие фигуры, напоминающие рыбаков: очевидно, это Галилейское море и апостолы,  та земная жизнь Иисуса, которая завершилась распятием. Над  этой картиной из прошлого – облака и тучи в несколько рядов, плoтное, многослойное земное небо, над которым и возвышается распятие. Христос предстает свободным от креста, он как бы взлетает на нем – и над ним. Мы не видим лица Иисуса - оно обращено вниз, к прошлому, которое он покидает, возносясь к источнику света.

С. Дали сводит воедино две  сцены, которые обычно в художественной традиции представлены порознь: скорбную сцену Распятия и просветленную – Вознесения.  И по евангельскому сюжету, и по распорядку церковных служб между Распятием и Вознесением проходят 40 дней, во время которых Иисус воскресает и являет себя апостолам. Но в высшем, сверхвременном измерении Распятие и Вознесение – это единое событие: превращение величайшей жертвы в величайшую победу.

В Апокалипсисе ангел клянется "Живущим во веки веков — Тем, кто создал небо и то, что в нем, землю и то, что на ней, море и то, что в нем, что времени больше не будет!"(Откровение Иоанна Богослова 10:5,6).  Эта апокалиптическая точка зрения  и представлена у С. Дали: в вертикальном разрезе картины он объемлет все три стихии - небо, землю и море – над которыми уже не властно время.  Сорок дней – это человеческий отсчет, а там, куда восходит Иисус, времени больше нет. Крест, орудие распятия, оказывается и орудием вознесения, образом освобожденного и освобождающего Христа. Так глубочайшая религиозная интуиция спасительной жертвы соединяется у С. Дали с  поэтикой художественного  авангарда.

***
Подробнее см. М.Эпштейн. Из статьи "Искусство авангарда и религиозное сознание."  "Новый мир", 1989, #12.

http://imperium.lenin.ru/LUZHIN/desert/ktexts/Epshtein1.html

http://imperium.lenin.ru/LUZHIN/desert/ktexts/Epshtein2.html

Tags: ascension, christianity, crucifixion, dali
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 2 comments