Михаил Наумович Эпштейн (mikhail_epstein) wrote,
Михаил Наумович Эпштейн
mikhail_epstein

Categories:

Грусть хорошего

Когда происходит что-то хорошее, оно может переживаться как радость – или как грусть. Сидите в ресторане с близким человеком, хорошо друг друга понимаете, тихая прекрасная музыка, вкусная, утонченная еда, полное растворение душ – и при этом грустно. Почему? Такая грусть – следствие переполненности, когда слишком много уже вместил в себя, не остается сил на радость, на другие эмоции. Все, что можно, ужe вмещено душой, и тогда она грустит оттого, что не может вместить больше, от ощущения своих границ. Это не "светлая печаль" в пушкинском смысле, т.е. печаль разлуки, осветленная внутренней близостью, надеждой на встречу...  Это, наоборот, печаль полной близости,  за черту которой не дано двинуться смертным, печаль, которая настигает нас именно на вершине радости, наслаждения, воплощенности.

Не об этом ли у Ахматовой?

Есть в близости людей заветная черта,
Ее не перейти влюбленности и страсти,--
Пусть в жуткой тишине сливаются уста,
И сердце рвется от любви на части.

И дружба здесь бессильна, и года
Высокого и огненного счастья,
Когда душа свободна и чужда
Медлительной истоме сладострастья.

Стремящиеся к ней безумны, а ее
Достигшие -- поражены тоскою...
Теперь ты понял, отчего мое
Не бьется сердце под твоей рукою.

Это одно из самых глубоких стихотворений Ахматовой – о том, как поражена тоскою душа, достигшая всего желанного и освободившаяся от своих порывов, уже бестрепетная, уже неспособная участвовать в собственных восторгах, уже отстранившаяся от них.

Об этой же грусти переполнения - у Пушкина: 

Tруд

Миг вожделенный настал: окончен мой труд многолетний.
Что ж непонятная грусть тайно тревожит меня?
Или, свой подвиг свершив, я стою, как подёнщик ненужный,
Плату приявший свою, чуждый работе другой?
Или жаль мне труда, молчаливого спутника ночи,
Друга Авроры златой, друга пенатов святых?

Вопрос поставлен, но остается без ответа."Что ж непонятная грусть тайно тревожит меня?"

Попытки ответа мельче самого вопроса.  Причина грусти – не в отчуждении  от своего труда, а в том, что на вершине  воплощенного замысла, в "миг вожделенный" душа осознает, что не может двигаться дальше, что она достигла предела, исполнила сужденное ей.  Значит, не только в близости людей, но и в отношении творца и творения есть "заветная черта", которую не дано переступить.

Tags: emotions, literature, sadness
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 12 comments